Autonews
«Один раз превысил — мы позвоним». Почему каршеринг стал опасным
Фото: Вячеслав Крылов
Статьи
Иван Ананьев
Статьи 10 июня
Иван Ананьев
«Один раз превысил — мы позвоним». Почему каршеринг стал опасным
Как в ГИБДД намерены бороться с неадекватами за рулем каршеринговых автомобилей, почему операторам сложно оценить качество езды, как они следят за пользователями и что делать с черными списками

Несколько дней назад на Кутузовском проспекте Москвы каршеринговый автомобиль в результате резкого маневра совершил ДТП с тремя легковыми автомобилями и пассажирским автобусом, в результате которого семь человек получили травмы средней тяжести. В тот же день два человека пострадали в ДТП с каршериговым автомобилем на Северо-западе столицы.

Сразу несколько аварий с каршерингом в течение месяца произошли в Санкт-Петербурге. При задержании водителя-лихача с поддельным аккаунтом пострадал полицейский, нетрезвый водитель устроил массовое ДТП на Невском проспекте, а водитель-иностранец на каршеринге даже попытался совершить прыжок через разведенный мост.

В ГИБДД намерены запретить пользоваться каршерингом злостным нарушителям и тем, кто был лишен водительских прав. По словам начальника управления надзорной деятельности ГИБДД МВД России Романа Мишурова, ведомство планирует создать единую базу данных злостных нарушителей и предоставить операторам эти данные для проверки будущих клиентов. Это предложение возникло после ряда резонансных аварий, виновниками которых стали именно водители каршеринговых машин.

Ранее глава ГИБДД Михаил Черников заявлял, что ведомство должно лучше контролировать водителей каршеринга и предлагал ввести обязательную систему визуальной идентификации лиц пользователей. Сегодня общий автопарк компаний каршеринга оценивается в 28 тысяч машин, причем львиная доля приходится на три крупнейших компании: «Яндекс.Драйв» (10 000 шт.), «Делимобиль» (7040 шт.) и BelkaCar (4300 штук).

Фото: Полина Лаптева

Анна Балакирева из «Делимобиля» утверждает, что сервис проверяет всех пользователей и не регистрирует тех, кто имел лишения прав: «Во-первых, мы работаем с базами ГИБДД, чтобы проверять валидность прав. Во-вторых, проверяем лишения и непогашенные штрафы. Потому что это безопасность на дорогах и риски. Зачем нам человек, который может причинить урон бизнесу?»

Сооснователь BelkaCar Екатерина Макарова тоже поддерживает инициативу ГИБДД, поскольку токсичные пользователи несут убытки для каршеринга. Однако создать единую систему будет непросто, говорит эксперт: «Чем больше данных будут получать каршеринги, тем лучше. Проблема, на мой взгляд, в том, что заставить всех игроков на рынке действовать в соответствии единым алгоритмом будет не только сложно, но и противозаконно, поскольку отношения оператора с пользователями каршеринга регулируются договором».

Вопрос еще и в том, захотят ли операторы делиться данными водителей, добавляет представитель Делимобиля: «Создание базы помогло бы почистить список водителей, но только в том случае, если бы всех обязали передавать друг другу данные. Никто не хочет делиться базами пользователей, но, если речь идет о тех, кого забраковали, это имеет смысл. В любом случае, нас об этом пока никто не просил».

По теме:

Координатор сообщества «Синие ведерки» Петр Шкуматов уверен, что идея такой базы данных давно назрела: «Есть водительское, есть паспорт — добро пожаловать за руль пассажирского транспорта. А то, что человек психически ненормален или наркоман, остается тайной за семью печатями».

При этом легально получать данные водителей операторы не могут, уверен общественник: «Ни один каршеринг этого не скажет, но все эти «пробивки» незаконны, потому что это предоставление персональных данных». Сотрудник крупной компании-оператора на условиях анонимности рассказал Autonews.ru, что проверки ведутся неофициально, а самой большой проблемой является работоспособность баз ГИБДД: «Базы ГИБДД постоянно висят. Мы должны проверять действительность прав, а мы не можем этого делать. Сотни запросов на подключение зависают в воздухе».

Шкуматов уверен, что на самом деле операторы не отказывают даже плохим клиентам, потому что гонятся за абонентской базой любой ценой. Представитель «Делимобиля», в свою очередь, утверждает, что крупные операторы могут позволить себе выбирать клиента: «Сейчас рынок растущий, у нас у всех шквал заявок, мы можем себе позволить выбирать клиентов. Мы не деремся за клиента, и можем отказать неблагонадежным».

Фото: Вячеслав Крылов

Одобренных пользователей, которые нарушают ПДД и неадекватно ведут себя на дороге, компании штрафуют и блокируют. Кроме того, оператор может удаленно заблокировать двигатель автомобиля-нарушителя, если с водителем не удается связаться или он не понимает сути претензий. Например, «Делимобиль» постоянно контролирует скоростной режим.

«Один раз превысил — мы позвоним, второй раз — снова позвоним, третий — попрощаемся с пользователем. Но у всех разный порог терпимости. Операторы могут отключить водителя или, например, заблокировать ему доступ к дорогим машинам», — предупреждает Анна Балакирева.

Youdrive, кроме того, оценивает еще и стиль езды — аккуратный водитель зарабатывает дополнительные баллы рейтинга, что дает скидку на поездки и доступ к новым автомобилям. А за дрифт, езду по бездорожью или учебную езду компания может оштрафовать пользователя на сумму от 50 000 рублей.

На стиль езды смотрят и в «Делимобиле», но оператор только начинает анализировать эти данные, говорит представитель компании: «У нас есть скоринг пользователей: как резко давит на педаль газа, как резко выкручивает руль, когда дергает ручник. Это большие объемы данных, мы научились их анализировать. После движения, когда была поездка с превышением, оператор может позвонить и спросить, почему быстро ехал».

Другое дело, объясняет представитель «Делимобиля», что статистика не позволяет прогнозировать дальнейшие риски на 100 процентов, и отключать водителя после одной грубой поездки нельзя. «Кроме того, это вопрос моральный — можем ли мы выдавать человеку волчий билет, чтобы он не мог вообще пользоваться сервисами? Этот вопрос уже обсуждался в приложении к такси, и компании так и не смогли договориться», — добавляет Анна Балакирева.

Официальные представители «Яндекс.Драйв» отказались комментировать инициативу ГИБДД, но согласились с тем, что оценить стиль вождения очень сложно. «Есть мониторинг качества вождения, система предупреждает водителя о превышении скорости. А сам по себе стиль вождения ПДД не регулируется. Если клиент регулярно превышает скорость, то алгоритм может отключить его от сервиса на какой-то период, это все автоматизировано», — уточнили в пресс-службе.

Фото: Полина Лаптева

Представитель другой компании подтвердил, что система скоринга есть почти у всех компаний, причем у некоторых этим заведует искусственный интеллект, у других она работает в ручном режиме, но поручить электронике отсев неблагонадежных клиентов пока нельзя.

«Если бы существовали системы распознавания агрессивного вождения, контроля трезвости или проверки, тот ли человек сидит за рулем, они были бы давно внедрены, и первыми их внедрили бы службы такси. К сожалению, эти системы пока работают плохо, сейчас их эффективность невелика», — объяснил участник рынка.

Координатор сообщества «Синие ведерки» Петр Шкуматов тоже считает, что отследить адекватность вождения пока невозможно: «А где эти критерии адекватности? Первыми такие системы начали внедрять страховые компании, но они не смогли решить вопрос даже на 80%. Сомневаюсь, что каршеринг будет соревноваться со страховщиками, а страховщики считают, что это не работает». В качестве решения общественник предлагает ввести законодательное ограничение по возрасту и более тщательную проверку в ГИБДД.

Кроме того, Шкуматов предлагает сделать такой сервис общедоступным: «Мне кажется, что речь должна идти вообще о пассажирском транспорте в целом. Злостные нарушители ПДД, люди, имеющие медицинские противопоказания, должны иметь запрет на управление такси, автобусами, каршерингом и всем остальным, что касается перевозки людей. Также должны быть легальные и открытые способы исключения из черного списка».

Комментарии