Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам
«Когда вы создаете престижный автомобиль, у вас гораздо больше свободы»
«Когда вы создаете престижный автомобиль, у вас гораздо больше свободы»
Фото: Rolls-Royce
Статьи 16 октября
Олег Лозовой
Статьи 16 октября
Олег Лозовой
«Когда вы создаете престижный автомобиль, у вас гораздо больше свободы»
Руководитель по внешнему дизайну моделей Rolls-Royce Феликс Килбертус — о том, как изменились привычки покупателей и что ждет легендарную британскую марку в будущем

— Вы долгое время работали в компаниях массового сегмента, а сейчас отвечаете за внешний вид самых роскошных автомобилей в мире. Как вам удалось сделать такой стремительный рывок в карьере?

— Когда вы работаете над дизайном автомобиля, вы не думаете только о бренде. Ваша задача — создать визуально привлекательный автомобиль. В целом нет никакой сложности в том, чтобы переключиться с одного бренда на другой, даже если это бренды из разных сегментов. Говоря о моем опыте, некоторое время назад я работал на Pininfarina и жил в Италии, где очень ценятся традиции штучного производства, элегантность и красота. Там я успел поработать с самыми разными брендами, в том числе и премиальными. Например, мы сотрудничали с BMW и под моим руководством разрабатывали концепт Gran Lusso.

— С какими автомобилями сложнее работать и почему? Ведь это два очень разных сегмента, каждый из которых имеет свои цели и задачи…

— Нельзя однозначно сказать, дизайн каких машин сложнее придумать. По сути задача всегда одна и та же — вы должны быть уверены в том, что создаете по-настоящему востребованный и красивый автомобиль, увидев который, люди захотят его купить. Если мы говорим о люксовых брендах, например, Rolls-Royce, то ответственность многократно возрастает. Хотя бы потому, что клиент вынужден заплатить за такой автомобиль огромную сумму денег и эмоциональность такой покупки, так же, как и качество материалов и сборки, должны быть на максимально высоком уровне. При этом, когда вы создаете престижный автомобиль, у вас гораздо больше свободы. Например, вы можете использовать почти любое решение, которое посчитаете нужным, будь то новая технология или нестандартные отделочные материалы.

Массовый сегмент имеет несоизмеримо больше ограничений, в первую очередь экономических. Например, если альтернативная технология увеличит затраты на производство одной машины В-сегмента на 50 центов, то при общем объеме выпуска в 1 млн экземпляров это повлечет за собой дополнительные расходы в полмиллиона долларов. Конечно, для Rolls-Royce 50 центов — это не предмет для дискуссий, но вопрос инвестиций также стоит достаточно остро.

— Существует мнение, что производитель может пойти по одному из двух путей: либо выпускать массовый продукт больших серий, либо собирать штучные автомобили под заказ. Предыдущее поколение Phantom разошлось тиражом более 10 000 экземпляров. Не думаете ли вы, что такая популярность продукта негативно сказывается на уникальности бренда?

— Это весьма деликатный вопрос. Когда вы создаете что-то действительно привлекательное, всегда есть риск того, что этим захотят обладать слишком много людей, в следствие чего сам продукт уже не будет настолько привлекательным. Да, предыдущий Phantom был очень успешным, и да, 10 000 экземпляров — это действительно много. Но я не думаю, что мы попадаем в группу риска. Кроме того, нужно учитывать рост численности населения, увеличение числа ультрабогатых людей и развитие конкретных рынков.

Я рассматриваю это, как естественный рост рынка люксовых автомобилей. Ведь, если вы вспомните, автомобили Rolls-Royce были весьма популярны у состоятельной публики в 1970-х и 1980-х. За это время рынок автомобилей в целом и люксовых марок в частности значительно увеличился. Сегодня Rolls-Royce занимает одни из лидирующих позиций в своей нише и имеет достаточное пространство для дальнейшего роста.

— Насколько я могу понять, вы не принимали участия в создании восьмого поколения Phantom. И все же, что на ваш взгляд является самым притягательным в новом автомобиле? Какая его часть вам нравится больше всего?

— Я думаю, что новый Phantom, как и любой другой автомобиль марки Rolls-Royce, в первую очередь олицетворяет собой величие, монументальность и силу, которые он в себе несет. У машины очень выразительный силуэт, мне очень нравятся ее пропорции со слегка смещенной к задней части кабиной. Я не могу представить себе другой автомобиль таких размеров, который выглядит настолько же элегантно.

По теме:

На мой взгляд, самое привлекательное в этой машине — это ее плечевая линия, которая проходит через весь кузов и задает правильное восприятие формы кузова. Очень немногие машины могут похвастаться таким дизайнерским решением. Кроме того, именно по этой линии проходит цветовая граница, если клиент выбирает окраску в два цвета. И, конечно, я не могу не сказать о так называемой галерее на передней панели в салоне. Думаю, это обязательная опция для любого обладателя нового Phantom.

— Над какими автомобилями или проектами вы работаете в настоящий момент?

— Как вы знаете, новый Phantom является первым автомобилем марки Rolls-Royce, построенным на абсолютно новой алюминиевой платформе. На ней же будет построена и модель Cullinan. Вместе эти два автомобиля станут первыми проектами будущего модельного ряда компании. Кроме того, мы вовлечены во множество других проектов, которые длятся уже несколько лет. Мы, как дизайнеры, всегда живем где-то в будущем и уже сейчас должны предельно четко понимать, что будет происходить в автомобильном мире через 3-5 лет. В настоящий момент мы, в том числе, работаем над дальнейшим развитием линейки Black Badge, а также думаем о том, каким будут преемники нынешних моделей Ghost и Wraith. Но на данном этапе говорить о чем-то конкретном слишком рано.

— Сегодня все больше автопроизводителей стремятся создать особые версии машин, связанные с так называемым наследием бренда или вовсе построить новые модели. Как это было с Fiat 124 Spyder, в создании которого вы принимали непосредственное участие. За последние 2-3 года интерес к винтажной теме значительно возрос. Почему это происходит? Стоит ли ожидать чего-то особенно в этом смысле от Rolls-Royce?

— Винтажная тема всегда была обсуждаемой. Интерес к старым автомобилям не появился вчера. Несколько лет назад мне на глаза попался автомобильный журнал, выпущенный еще в 1960-х. Среди прочего, там был раздел винтаж с красивыми фотографиями автомобилей 1920- и 1930-х. То есть, уже тогда автолюбители проявляли интерес к моделям старших поколений. Несомненно, в старых автомобилях есть какое-то свое очарование. Кто-то находит интересными интерьер и материалы отделки, другие восторгаются особенностями конструкции автомобилей тех лет, третьи вспоминают о том, что бесследно исчезло вследствие развития современных технологий.

Неудивительно, что сегодня интерес к винтажным вещам настолько высок. Порой автопроизводителям стоит оглядываться назад, чтобы сделать по-настоящему интересный автомобиль. Пример компании Fiat с хэтчбеком 500 и кабриолетом 124 в этом смысле очень показателен. Что касается Rolls-Royce, то мы находимся в несколько иной ситуации. Прежде всего потому, что компания уделяла особое внимание качеству сборки и материалов отделки на всех этапах своего пути. Мы не должны возвращаться к своим истокам, мы всегда помним о них и следуем нашим традициям.

— В этом году на конкурсе элегантности Villa d’Este компания Rolls-Royce представила модель Sweptail, выпущенную по индивидуальному заказу в единственном экземпляре. Сколько времени может занять создание такого автомобиля? Насколько важно для компании Rolls-Royce делать настолько уникальные модели?

— Производство автомобилей по индивидуальному заказу — это то, с чего начиналась история марки Rolls-Royce. До 1050-х, когда компания начала мелкосерийное производство кузовов под собственным брендом, практически каждый заказ был уникальным — кузова собирались сторонними ателье по всему миру с учетом особых пожеланий заказчиков. Таким был сегмент люксовых автомобилей в то время. Поэтому штучное производство для нас не в новинку.

Если бы мы могли, мы бы делали каждый Rolls-Royce настолько же уникальным, как и наши клиенты. Но с каждым годом появляется все больше ограничений, связанных с безопасностью и омологацией. Кроме того, подобные проекты требуют огромного количества времени. От начала обсуждения с клиентом общей концепции до передачи ключей от готового автомобиля может пройти несколько лет. Это очень трудоемкий процесс, который требует постоянного согласования с заказчиком на разных этапах производства.

— На этой же платформе Rolls-Royce выпустит свой первый SUV под названием Cullinan. Вы принимаете какое-либо участие в этом проекте? Не думаете ли вы, что такое событие может слегка пошатнуть образ бренда, известного как производителя одних из самых узнаваемых седанов в мире?

— Прежде всего, проект Cullinan — это уникальная возможность еще раз продемонстрировать то, с какой легкостью Rolls-Royce создает новые автомобили в непривычном для себя форм-факторе. Новая модель расширяет наше представление о привычном образе автомобилей Rolls-Royce и станет отличным дополнением к уже существующей гамме. Когда вы познакомитесь с проектом Cullinan вживую, то, я уверен, вы убедитесь, насколько органично он вписывается в общую концепцию нашего бренда. И да, я бы не стал называть Cullinan классическим SUV. Все-таки мы не ассоциируем себя со спортом и тем более утилитарностью. Этот проект стоит расценивать, как попытку найти свой путь в новом для нас сегменте. Я думаю, что Cullinan прекрасно отражает ключевые ценности Rolls-Royce в разрезе современной моды.

— Но ведь построить внедорожник с фамильными чертами других моделей бренда — это невероятно сложная задача. В чем заключается основная сложность и как с ней справляются в Rolls-Royce?

— Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Самое сложное в этом вопросе подобрать правильные пропорции и сохранить баланс между узнаваемостью формы и возросшим внутренним объемом. Конечно, кто-то скажет, что внедорожник имеет 5-дверный кузов и Rolls-Royce никогда не делал ничего подобного. Но поверьте, когда вы увидите этот автомобиль лично, у вас не останется никаких сомнений, что перед вами самый настоящий Rolls-Royce без каких-либо оговорок. И несмотря на пресловутую заднюю дверь, задняя часть автомобиля также сохранила узнаваемые формы.

— Гибридные технологии и системы автономного управления — два ключевых направления, над которыми работают все ведущие автопроизводители в течение последних 10 лет. Какова стратегия компании Rolls-Royce? Увидим ли мы подобные автомобили от британского бренда в ближайшее время?

— Оснащение автомобилей всегда было одним из приоритетов компании Rolls-Royce. Мы традиционно выбираем самые лучшие и современные технологии, доступные на рынке. Более того, мы не ограничиваемся одними лишь технологиями. Мы фокусируемся на всех аспектах, начиная от качества отделки и заканчивая уникальными дизайнерскими решениями.

Если говорить об альтернативных источниках энергии, то это очень близкая тема для компании Rolls-Royce. Ведь, как вы знаете, оба ее основателя имели огромные наработки в области электротехники. В будущем Rolls-Royce будет выпускать автомобили на полностью электрической тяге. Скорее всего, это будет еще одно исполнение уже существующих моделей компании. При этом гибридные технологии вряд ли будут востребованы среди наших клиентов.

Что касается систем автономного управления, то мы уже представили свой вариант беспилотника в виде концепта 103EX два года назад. Проект всецело отражает наше виденье того, какими будут автомобили Rolls-Royce в будущем. Вопрос лишь в том, как скоро клиенты Rolls-Royce захотят доверить управление своим автомобилем не личному шоферу, а роботу. Важно оставаться верными своим традициям и ценностям бренда. И как только мы будем понимать, что уровень развития то или иной технологии достиг заданных нами стандартов, мы обязательно предложим ее нашим клиентам.

— Как бы вы описали среднестатистического клиента Rolls-Royce? Какие опции наиболее популярны среди покупателей?

— Просто удивительно, насколько разные клиенты отдают свое предпочтение автомобилям нашего бренда. Не существует какого-то особенного типа людей, про которых можно сказать: «О, вот это наш покупатель!» Каждый клиент уникален и не похож на всех остальных. Конечно, есть вещи, которые их объединяют. Прежде всего это крайне высокий уровень жизни. Они очень амбициозны и разборчивы, при этом каждый делает это исключительно в свойственной только ему манере.

Phantom обладает бескрайними возможностями, позволяющими отразить индивидуальность своего владельца. Опять-таки, здесь очень уместно еще раз вспомнить о галерее. Мы создали особое пространство в салоне автомобиля, с помощью которого каждый клиент может создать свой интерьер, которого нет ни в одном другом Rolls-Royce. Кроме того, мы предоставляем практически безграничный выбор цвета кузова, в том числе двухцветную окраску, которая выгодно подчеркивает не только вкус владельца, но и форму самой машины.

— Вы можете назвать других автопроизводителей с сильной командой дизайнеров? Какие автомобили, на ваш взгляд, выглядят наиболее выигрышно?

— На мой взгляд, почти любой производитель за последние 50 лет уделяет огромное внимание дизайну. Если немного перефразировать ваш вопрос, то можно с уверенностью сказать, что сегодня не существует производителя с откровенно слабой командой дизайнеров. Общий уровень автомобильных дизайнеров очень серьезно вырос за последние десятилетия. В нынешних условиях вы просто не можете позволить себе выпускать безликий автомобиль.

Сегодня рынок предоставляет больше выбора, чем когда-либо. Клиенты знают об автомобилях гораздо больше и хотят, чтобы их автомобиль выгодно отличался от остальных. При этом существуют определенные бренды, которые всегда выпускали более красивые и привлекательные автомобили, нежели другие компании из-за гораздо меньших ограничений. Например, производители суперкаров. Как правило, это двухместные автомобили с необычными пропорциями, поэтому, как дизайнер, вы имеете гораздо большую свободу.

— Есть ли какой-то особый почерк у дизайнеров из других стран?

— В индустрии автомобильного дизайна существуют определенные всплески. Каждый раз, когда в какой-либо стране наблюдается существенный прогресс в автомобильной отрасли, это влечет за собой новые веяния в области автомобильного дизайна. Около 40 лет назад так было с японской школой дизайна, еще позже с корейской, потом подтянулся Китай. Сейчас мы наблюдаем, как молодые дизайнеры из Восточной Европы и, в частности России, демонстрируют очень серьезный уровень подготовки. Некоторые отличия в подходе безусловно есть, ведь во всех странах абсолютно разные традиции, ритм, культура. Лично мне, как руководителю подразделения, всегда интересно, откуда приехал тот или иной специалист в нашей команде. Ведь именно такой человек может привнести что-то кардинально новое.

Комментарии