Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам
Птица счастья. Тест-драйв исторических Skoda
Птица счастья. Тест-драйв исторических Skoda
Фото: Skoda
Тест-драйвы 14 ноября
Евгений Багдасаров
Тест-драйвы 14 ноября
Евгений Багдасаров
Птица счастья. Тест-драйв исторических Skoda
Чтобы оказаться в 1960-х, нужно убрать смартфон и не спешить. 50 лет назад на машинах с загадочной управляемостью и чахлыми моторами люди были счастливы. И, похоже, ничего не изменилось

Я до последнего жал на тормоз, но катящаяся под горку Octavia Super лишь замедлила ход. Я с первой попытки попал в нужную передачу мудреным подрулевым рычагом и все-таки успел проскочить перед фурой. Разгоняться у этой машины получается лучше, чем тормозить. Еще бы, здесь целых 45 л.с. — серьезная величина для «Шкод» начала 1960-х. Через несколько километров фура все же догнала едущий изо всех сил автомобиль и укоризненно погудела.

Skoda — один из старейших автопроизводителей, если считать началом год основания фирмы Laurin&Klement (1895-й), позже растворившейся в большой «Шкоде». И не принимать во внимание, что сперва она выпускала велосипеды, а первый автомобиль изготовила только в 1905-м. В любом случае сто лет — серьезная прибавка к имиджу марки. И естественно, Skoda старается привлечь внимание к своему наследию и историческое ралли — как раз то, что нужно.

На ралли приезжают машины в различном состоянии. Серо-синяя Skoda 1201, несмотря на 60-летний возраст, выглядит отлично и, кстати, снимается в кино. У ее владельца серьезная коллекция. Красные «Фелиции» с открытым верхом как будто только что покинули конвейер. Белая «Октавия» не так давно кого-то подбила, и ее шрамы наспех закрашены кисточкой. У потускневшей Skoda 1000MB неродной руль и кнопки на панели, а сиденья укрыты уютными клетчатыми чехлами. Но каждый владелец очень бережно и ревностно относится к своей машине. Сделаешь что-то не то — получи взгляд полный укоризны и страдания.

«Что-то не то» — это очередной раз запутаться в коробке передач «Октавии». Во-первых, сам рычаг переключения справа под рулем непривычен. Во-вторых, схема сводит с ума. Первая на себя и вверх? Или от себя? А третья? У машин позднего выпуска рычаг напольный, но переключаться не проще — первая не слева, а справа. На более мощной Octavia Super переключаться можно не так часто, как на обычной «Октавии», и подъемы брать с разбега — басовитый моторчик вытягивает.

Задумчивых механических тормозов уже недостаточно, чтобы остановиться там, где хочешь. Ближе к 80 км/ч машину нужно ловить люфтящим рулем — фирменная шкодовская задняя подвеска с качающимися полуосями подруливает. Как на «Октавиях» гоняли в ралли Монте-Карло и даже добивались успехов — загадка.

В то время и люди были другие, и машины. Например, журнал «За рулем» в 1960 г; хвалил Octavia за «высокие мощностные и скоростные характеристики», а кабриолет Felicia — за маневренность и легкую управляемость. Почти одновременно с «Октавией» в СССР выпускали «Москвич-402». При схожих габаритах его 4-дверный кузов был удобнее, а мотор — большего объема. Передачи так же переключались рычагом на рулевой колонке. Это были соперники не только по спорту, но и по завоеванию экспортных рынков: значительная часть выпущенных «Москвичей» и «Шкод» шла за рубеж. Для соцстран экспорт автомобилей был источником валюты, потому и цены не ломили. «Октавии», помимо Европы, добирались даже до Японии. В Новой Зеландии на ее базе делали внедорожник Trekka. Изящные кабриолеты Felicia пытались продавать в США.

По теме:

Чтобы оказаться в начале 1960-х, нужно убрать смартфон подальше и перестать спешить. Историческое ралли — не скоростной вид спорта. Здесь если и нужно соревноваться, то на точное время прохождения спецучастков. А лучше вообще пропустить всю спортивную суету и медленно катиться на Skoda 1201, похожей на блестящего жука. И сразу проваливаешься еще раньше, когда автомобиль был редкостью и распределялся между избранными. Директора и высшее руководство передвигалось с ветерком на заднемоторных «Татрах» с V8. Немногочисленные Skoda 1201 возили госчиновников, партийных среднего звена и работали в органах внутренних дел.

Это более крупный статусный автомобиль, чем Octavia, но под капотом снова скромный мотор объемом всего 1,2 л. Несмотря на то, что в 1955 г. мощность агрегата повысили до 45 л.с., для автомобиля размерности «Победы» этого все равно мало. Впрочем, в середине 1950-х благом было ездить на автомобиле, и неважно, быстро или медленно. На неспешное передвижение настраивает и посадка на огромном мягком диване с низкой спинкой и гигантский руль с тонким ободом.

Прежде чем сдвинуть здоровенный рычагом, расположенным за рулем, можно помедлить, вспоминая схему переключения передач — она здесь иная, чем в «Октавии». Красивый спидометр с хромированным ободком и выпуклым стеклом размечен до 140 км/ч, но стрелка не проходит и половины. Впрочем, 1201 держит дорогу лучше «Октавии», хотя здесь те же качающиеся полуоси. Ограничения скорости в городках можно и не замечать — все равно ты едешь медленнее. Кто-то уже нетерпеливо сигналит сзади.

На той же хребтовой раме, традиционной для чешского автопрома, делали и вместительный универсал. В 1961 г. он перенес рестайлинг и выпускался вплоть до начала 1970-х. Это неудивительно: для нужд Скорой помощи не было лучше автомобиля, тем более, что у новых «Шкод» мотор переехал в задний свес.

В 1962 г. в Чехословакии разрешили свободную продажу автомобилей, а Skoda заканчивала разработку новой компактной модели и строила новый завод для ее производства. Перед конструкторами стояла нетривиальная задача: новинка должна быть достаточно просторной, при этом весить не более 700 кг и потреблять 5-7 л на 100 км.

В Европе и США, напуганных Суэцким кризисом, тоже стремились снизить расход автомобилей. Алек Иссигонис расположил мотор поперечно, в привод сделал на передние колеса — так появился британский Mini. По такой схеме построено большинство современных компактов, но пока она была экзотикой. Двигатель в заднем свесе был распространен куда больше — он позволял сделать пол в салоне практически плоским. Рецепт старый, как VW Kafer, и такой же простой. Так же поступил Hillman с микролитражкой Imp, Renault с моделью 8 и Chevrolet с необычным Corvair. По заднемоторной схеме делали крохотные «Запорожцы» и большие «Татры. И, конечно, Skoda не могла пройти мимо нее.

Изящная и стремительная 1000 MB совсем не похожа на недорогой и массовый автомобиль. Передняя панель простая — время изысков и хрома прошло, но в то же время верх отделан мягким кожзамом. Задним пассажирам садиться удобнее, чем в Octavia — на второй ряд ведут дополнительные две двери. А сидеть — вольготнее, хотя база у заднемоторной машины лишь немногим больше. Skoda 1000 MB полна сюрпризов: за шильдиком на переднем крыле скрывается горловина бензобака, за передней облицовкой — запаска. Багажное отделение спереди под капотом — не единственное, дополнительный «секретный» отсек есть за спинкой заднего сиденья. Лыжи можно прицепить на багажник, телевизор перевезти в салоне. Для неизбалованного человека из страны Варшавского договора более чем достаточно.

Водительская посадка специфическая — низкая, загнутая спинка кресла заставляет горбиться, а левую ногу некуда поставить, кроме как под педаль сцепления — передние колесные арки получились слишком выпуклыми.

Двигатель необычной конструкции с алюминиевым блоком и чугунной головкой настолько компактен, что слева удалось разместить массивный радиатор с вентилятором. Водяное охлаждение оказалось предпочтительнее воздушного, как у «Татры» — не пришлось мудрить с бензиновой печкой. При объеме в литр силовой агрегат развивает 42 лошадиных силы. Немного, но и машина весит чуть более 700 килограммов. Если бы в ней не сидели трое взрослых, 1000 MB могла ехать и быстрее. Но на затяжных подъемах она то и дело догоняет еле ползущую Octavia. И попадает в сизый шлейф выхлопа. Проходится задраивать форточки на окнах — они управляются отдельными «барашками» и играют роль кондиционера. Причем, здесь он «четырехзонный» — форточки предусмотрены даже для задних пассажиров.

Владелец машины то и дело показывает рукой: «Осади». Беспокоится не только за видавшие виды шины, но и за специфическую управляемость. Как только на пустом руле начинает расти усилие, машина круче доворачивает в поворот — виной тому заднемоторная развесовка и подламывающиеся ведущие колеса на качающихся полуосях: 1000 MB косолапая, как и все исторические «Шкоды».

Невольно вспоминается Chevrolet Corvair, герой книги «Опасен на любой скорости», но вряд ли что-то подобное могло быть написано в Чехословакии. В первую очередь потому, что у «Корвейра» был куда более тяжелый и мощный мотор. Кроме того, машину тщательно берегли — это был важный экспортный продукт, не говоря уже о внутреннем рынке. А после «Октавии» 1000 MB воспринималась как космический аппарат.

Поэтому до 1969 г. выпустили почти полмиллиона машин, а после перешли на модель 100 — ту самую, на которой герой песни «Йожин с бажин» гнал в направлении Оравы и после стопки сливовицы пообещал изловить болотного монстра.

По сути, это была глубокая модернизация 1000 MB с новым «лицом», салоном, передними дисковыми тормозами и более мощными моторами. До 1977 г. таких машин сделали свыше миллиона. Заднемоторная история Skoda завершилась только в начале 1990-х, причем несколькими годами ранее с конвейера начал сходить переднеприводный Favorit — та «Шкода», к которой мы привыкли.

Теперь мы не представляем автомобиля без усилителя руля, кондиционера, страхующей электроники и музыки. У всех новых моделей Skoda двигатель расположен спереди, а вместо необычных технических решений — практичные штуки: все эти волшебные подстаканники, зонты и хитроумная защита кромок дверей. Даже самый простой Rapid просторнее и вместительнее любой исторической машины. А Kodiaq — в несколько раз мощнее и быстрее. Но и тогда на машинах с загадочной управляемостью и чахлыми моторчиками люди были счастливы. Когда каждый подъем был приключением, а каждая поездка — путешествием.

Комментарии