«Кроссовер Lamborghini – это идеальный автомобиль для русских»
Статьи 30 марта 2017
Николай Загвоздкин
Статьи 30 марта 2017
Николай Загвоздкин
«Кроссовер Lamborghini – это идеальный автомобиль для русских»
Глава отдела исследований и разработок компании Lamborghini Маурицио Реджани – о том, как новому Huracan удалось побить рекорд Нюрбургринга и сколько будет стоить первый внедорожник марки

На автосалоне в Женеве корреспондент Autonews.ru встретился с главой отдела исследований и разработок компании Lamborghini Маурицио Реджани. Совсем скоро итальянцы представят главную сенсацию в сегменте кроссовер — Urus, который станет быстрейшим SUV в мире.

Реджани рассказал, чего ждать от будущего внедорожника, клиенты какого возраста покупают суперкары и почему миру очень нужны футболки и кроссовки Lamborghini.

— В Женеве был представлен новый Huracan. Эта модель стала самой быстрой на Нюрбургринге. Насколько важно для компании делать самые быстрые на дороге и на треке автомобили?

— Когда мы обсуждали новый Huracan, его динамические характеристики, то получили от отдела маркетинга следующий запрос: «Можем ли мы сделать автомобиль, который будет лучшим на самой сложной трассе в мире?» Мы решили, что такой трек — это Нюрбургринг и начали думать, что за машина может побить существующий рекорд. Мы сделали Aventador SV, и это была первая попытка посмотреть, реально ли улучшить время круга. Параллельно с этим мы продолжали работать над производительностью. Нашей целью было подобраться к лучшему результату, ко времени Porsche 911. Мы рассматривали все аспекты: двигатель, шасси, коробку переключения передач. Но настоящим поворотным моментом для нас стала аэродинамика.

Мы провели несколько испытаний, несколько раз меняли подход. И в итоге пришли к тому, что имеем сейчас. К системе сплитеров и антикрыльев, которые позволяют автомобилю в нужный момент получить лучшую аэродинамику. В итоге мы показали необыкновенный результат на Нюрбургринге.

— Как вы считаете, ключ к тому, чтобы быть быстрейшим и самым эмоциональным автомобилем на обычных дорогах — это рекорды на спортивных трассах?

— Нет, ключ не только в этом. Вы учитываете все моменты. Как машина входит в повороты, как тормозит, как ускоряется. Но Нюрбургринг — это отличная лакмусовая бумажка. Эта трасса проверяет автомобиль по всем параметрам. Для нас этот трек — способ сравнить себя с другими производителями суперкаров.

— Есть расхожее мнение, что клиенты Lamborghini не думают о деньгах. Однако налоги на роскошь есть в России и Китае. Сказывается ли это на продажах марки в этих странах?

— Я думаю, к этому вопросу можно подойти с двух сторон. Во-первых, покупка суперкара — это в первую очередь эмоции. Восхищение от динамики, от звука двигателя и так далее. Здесь не работает такой подход, как с кроссоверами. К примеру, даже наш Urus, который скоро появится, мы пытались подогнать под налог на роскошь. У кроссовера, например, будет двигатель объемом менее четырех литров. Это, как правило, позволяет не попасть под действие налога. Кроме того, мы серьезно работаем над расходом топлива у нашего SUV. Более того, именно наш внедорожник станет первым автомобилем Lamborghini, который получит гибридную версию.

— Вы говорите о внедорожнике Lamborghini. Когда же он появится?

— До конца этого года состоится его премьера. На большинстве рынков он будет доступен уже в начале следующего года.

По теме:

— Кто станет основными конкурентами автомобиля? И не опоздали ли вы с выпуском модели? Bentley продает Bentayga уже достаточно давно…

— Хотел бы отметить, что мы говорим о суперкаре, суперспортивном автомобиле. Не думаю, что Bentayga — это очень спортивная модель. Мы предложим машину с лучшими в классе динамическими характеристиками. Более того, мы уверены, что наш автомобиль будет иметь уникальный дизайн, который привлечет клиентов, и невероятные отделочные материалы. Описать эту машину одним словом? Lamborghini. Именно поэтому мы уверены, что наша цель — продать 3 500 таких автомобилей — вполне достижима.

— Много лет назад в линейке Lamborghini уже был внедорожник. Что изменилось с тех пор? Почему вы уверены, что автомобиль будет продаваться?

— Разница между той машиной и Urus очевидна. Первый автомобиль был создан для того, чтобы быстро ездить по песку. Urus же может быть использован абсолютно везде. Забрать детей из школы, поехать на важную встречу, в центр города, за покупками — не важно. Это люксовая машина, способная удивить.

— Сколько будет стоить Urus?

— Он будет стоить примерно столько же, сколько стандартный Huracan.

— Можете ли вы описать среднестатистического покупателя Lamborghini?

— Это молодые люди. В среднем, думаю, между 35 и 40 годами. И это замечательно. Это дает нам хороший задел на десятилетия вперед.

— Есть ли у вас какая-то статистика, которая раскрывает, в какой стране живут самые молодые покупатели Lamborghini?

— В Китае — где-то 25-35 лет. На Среднем Востоке тоже молодые покупатели. В США, к примеру, средний возраст владельца Lamborghini — 40-50 лет.

— А в России?

— Вы знаете, пока мы продаем не так много автомобилей молодым. Скорее всего, они покупают себе Lamborghini в Лондоне, Монако и так далее. Уверен, ситуация изменится с появлением Urus. Эту машину можно будет использовать в любой точке России. Она полностью будет отвечать потребностям рынка. Urus — идеальный автомобиль для русских.

— Как вы думаете, можно ли рассматривать покупку автомобиля Lamborghini как инвестицию?

— Я думаю, наше наследие бесценно. Исторические модели Lamborghini стоят очень много денег. Так что все возможно.

— Возможно ли сейчас повторение истории Lamborghini? Чтобы кто-то делал тракторы, а потом начал производить суперкары?

— Думаю, нет. Сейчас ожидания покупателей по выбросам, экономичности и так далее очень велики. То, что было возможно в начале 1960-х, невозможно сейчас. Чтобы сделать то, что в свое время удалось Феруччо Ламборгини, потребуются огромные вложения. Более того, только представьте, сколько автомобилей вам придется разбить на краш-тестах.

— Вы когда-нибудь слышали о Marussia Motors — российской компании, которая пыталась производить суперкары? Они в итоге обанкротились…

— Нет, никогда не слышал о Marussia Motors. Но меня это не удивляет. Даже если у тебя есть инвесторы, они должны понимать, что их деньги вернутся очень нескоро. Может быть, через десятилетия. Обычно же все хотят, чтобы деньги вернулись через год-два.

— У Lamborghini есть много коллабораций. Например, кроссовки за несколько сотен долларов США. Зачем это компании?

— Дело в том, что твой бренд должен быть узнаваемым, у тебя должны быть амбассадоры, порой не связанные с машинами. Мы, например, проводим большую работу с производителями видеоигр. Почти во всех есть та или иная модель Lamborghini. Это невероятно важно, сотни, может быть, десятки мальчишек, которые играют в эти игры, в будущем могут стать нашими клиентами. Вы должны начинать объяснять им ценности, пока они дети. Отсюда футболки и кроссовки. Lamborghini должна быть мечтой любого мальчишки.

Комментарии