«Клиенты не понимают, как пользоваться полным приводом»
Фото: Mitsubishi
Статьи 27 марта 2017
Иван Ананьев
Статьи 27 марта 2017
Иван Ананьев
«Клиенты не понимают, как пользоваться полным приводом»
Топ-менеджеры Mitsubishi о том, какая роль отводится кроссоверу Eclipse Cross, почему они отказались от блокировки дифференциала, будет ли новый Evo, и как мейнстрим дизайнеры сочетают с экспрессивными решениями

Представители японских компаний всегда говорят сдержанно и только в рамках своих компетенций. А перед разговором с программным директором моделей компактного сегмента Mitsubishi Хироси Ямаучи нас и вовсе предупредили, что общение должно идти только на тему новой модели Eclipse Cross.

И все-таки мы попытались узнать кое-что, выходящее за рамки сухих пресс-релизов. А для того, чтобы лучше понять ситуацию с развитием бренда, привлекли к разговору еще и шеф-дизайнера марки Цунехиро Кунимото, автора стилистической концепции Dynamic Shield.

Хироси Ямаучи, программный директор моделей компактного сегмента

— Можно сказать, что в Женеве мы увидели серийный кроссовер, однако мы до сих пор не знаем, какие именно силовые агрегаты получит Eclipse Cross. Можете приоткрыть завесу тайны?

— Мы уже объявили, что у модели будет два агрегата: бензиновый турбомотор объемом 1,5 л, а также дизель 2,2 литра. Оба этих мотора — новые. Но о мощности говорить пока рано — по-прежнему ведутся разработки, и точные цифра появятся после сертификации. О деталях я говорить не могу. Что касается коробок передач, то это современные агрегаты. Вариатор для нас делает Jatco, 8-супенчатый «автомат» для дизеля — компания Aisin.

— Все предыдущие концепты Mitsubishi, включая GT-PHEV, ставший предвестником Eclipse Cross, оснащались гибридной силовой установкой. Стоит ли ждать гибридный кроссовер на конвейере?

— На данный момент планов по выпуску гибридной модификации нет. Мы владеем этой технологией, но сейчас стоит задача сделать автомобиль, который бы соответствовал ожиданиям рынка по своим качествам и цене.

— Почему вы решили выбрать двигатели малого объема, что это дает?

— В первую очередь, дело в экологических ограничениях, которые так важны для всех мировых рынков. Малый объем лучше и с точки зрения экономии топлива, и для снижения вредных выбросов. При этом мощность может быть достаточно высокой. (По предварительной информации, турбомотор 1,5 л будет развивать 150 — 160 л.с., — прим. редакции). А дизель давно стал обязательным для Европы, которая является одним из наших важнейших рынков.

— Предложенные моторы для России, увы, не слишком подходят, потому что они сложны технически и требовательны к качеству топлива. Насколько хорошо вы исследовали особенности российского рынка и требования наших клиентов?

— Проблема качества топлива существует, но даже на таких непростых рынках, как Индонезия или Тайланд, оно становится лучше и лучше. Во всем мире отношение к уровню вредных выбросов стало очень критичным, и это такой глобальный вызов в мировом масштабе. Компания берет на себя эти обязательства, и я верю, что нам по силам обеспечить корректную работу техники, включая системы прямого впрыска и турбонаддува, в любой стране, в том числе и в России.

— В новой машине много экономичных решений вроде хорошо знакомых кнопок, заимствованных у прежних моделей, или стеклоподъемников без автоматического режима у пассажиров. Зачем в условиях, когда клиент привык к иному, держаться за эти копеечные детали?

— Копеечная деталь может немало сэкономить при больших объемах производства. Вопрос в том, насколько нужны изменения в глобальном масштабе. Разумеется, нет никакой проблемы сделать все стеклоподъемники автоматическими. Но сейчас мы видим, что у нас есть необходимый минимум. Если эта функция будет востребована глобально, то мы ее сделаем, и она будет доступна во всем мире. Трудно разработать машину только для одного рынка.

По теме:

— Какой рынок является ключевым для этой машины? Если это не Россия и не Европа, то, может быть, США? Или вы нацелены на азиатские рынки, где придется крепко конкурировать с вашими японскими коллегами?

— Рынок США очень важен, потому что он действительно большой. Европа тоже, потому что это традиционный рынок для нас. Это два важнейших региона. Наконец, мы всегда были хорошо представлены в Азии. И это не только Япония — Eclipse Cross будет продаваться на крупных рынках Тайланда, Филипинн и Индонезии.

— Правильно ли называть в числе конкурентов японские кроссоверы Honda H-RV и Mazda CX-3?

— Я бы сказал, что это более низкий сегмент. Главные конкуренты нашей модели крупнее — в первую очередь, это Nissan Qashqai, Hyundai Tucson и Kia Sportage.

— А как на счет внутренней конкуренции? Eclipse Cross стоит между ASX и Outlander, поэтому может оттянуть на себя покупателей той и другой моделей.

— Риски каннибализации существуют, но они довольно невелики. Концептуально все эти машины довольно разные, и клиенты у них тоже разные. Три кроссовера одной марки, которые дополняют друг друга, вполне укладываются в нашу стратегии освоения сегмента SUV. Понятно, что клиенты будут приходить от ASX и Outlander, но это будет уже эволюция покупателя, когда он начнет искать новые уникальные характеристики и найдет их внутри бренда. В идеальной ситуации наши три SUV поделят рынок поровну.

— Может быть в таком случае имеет смысл полностью отказаться от близкого по характеристикам ASX в пользу новой модели?

— Причина, по которой ASX останется в модельном ряду, очень проста: нам нужен начальный кроссовер с минимальной ценой в качестве входного на рынок кроссоверов.

— В чем принципиальное отличие системы полного привода S-AWC? И для каких рынков готовятся моноприводные версии?

— Момент распределяет электроника, которой помогают тормоза, варьируя тягу на отдельных колесах. Но у трансмиссии S-AWC только три режима в отличие от четырех режимов у Outlander. Во-первых, условия эксплуатации Eclipse Cross немного другие. Во-вторых, мы внимательно изучили, какие режимы и как именно используют клиенты. Оказалось, что клиентам трудно разобраться, какой режим использовать в конкретной ситуации. Поэтому мы ввели понятные обозначения «Снег» и «Гравий». А режим блокировки дифференциала Lock, который был самым непонятным, вообще исключили. Тем, кому полный привод не нужен, предложим переднеприводные машины, причем на всех рынках.

— Должно ли название Eclipse Cross вызывать ассоциации с купе Eclipse для американского рынка?

— Концепция машины со стильным дизайном по сути та же, что и у купе, и мы очень хотим использовать эти ассоциации. Но новинка универсальнее — у нее стиль купе и функциональность кроссовера. Конечно, имя было выбрано не случайно.

— Означает ли выход модели, что компания теперь делает акцент на сегменте кроссоверов и почти забывает о рынке легковых моделей?

— Мы не считаем, что надо забыть о седанах и хэтчбеках, но очевидно, что спросс на кроссоверы растет очень быстро, они становятся более важными в нашей стратегии, и поэтому мы выводим новые модели в этой линейке.

— Несколько лет подряд компания показывала концепты один другого мощнее. Стоит ли ждать действительно мощных версий, которые могли бы стать идеологическими наследниками спортивных машин Mitsubishi?

— Я понимаю ваше желание увидеть такую машину, но сложно сделать прибыльный проект при малых объемах реализации. Многие люди во всем мире хотят такую машину, но это совершенно невыгодная история с точки зрения компании. Но если бы у меня был шанс сделать такую, я бы обязательно ее сделал.

Шеф-дизайнер Mitsubishi Цунехиро Кунимото

— Кунимото-сан, вы были автором концепции Dynamic Shield и продолжаете ее развивать. Насколько удачной стала эта стилистика, и будет ли весь модельный ряд приведен к единому стилю?

— Покупатели во всем мире тепло приняли этот дизайн, и мы будем работать с ним дальше. Мы-хотим применить его на всю линейку, но не будем просто копировать элементы с машины на машину. Это просто стратегия, реализация которой будет всегда зависеть от машины. И она постоянно эволюционирует. Первые опыты с Dynamic Shield подразумевали только два понятия: защита и динамика. А сейчас мы делаем уже более динамичный и агрессивный дизайн, который будет реализован и в будущих моделях.

— Можно ли проследить другие общие черты? Например, оконная линия, изящно переходящая в фонарь. Это станет трендом для всех машин?

— Минивэны, седаны и кроссоверы — это очень разные по концепции автомобили. И если мы рисуем Dynamic Shield спереди, то касаемо задней части у нас больше свободы. Здесь нет рамок, и мы можем экспериментировать. Например, журналисты говорят, что у Pajero Sport слишком неоднозначная корма со «стекающими» фонарями. Но это вопрос дизайна — кому-то нравится, кому-то нет. Зато в ночное время машину не спутать, и это дает уникальность.

— Стоит ли задача сделать так, чтобы бескомпромиссные внедорожники типа Pajero Sport по дизайну радикально отличались?

— В этом и есть смысл всей концепции. Dynamic Shield для кроссовреров — это более спортивная, агрессивная и динамичная внешность. А для больших внедорожников есть задача делать более брутальный стиль. Кстати, на L200 Dynamic Shield еще в полной мере не реализован, но вы увидите, что он станет хорошей иллюстрацией нашего подхода.

— Какие машины сейчас находятся в разработке помимо нового L200? Может, расскажете о будущем Pajero?

— Мы разрабатываем сразу несколько машин. Те модели, которые сегодня представлены на стенде автосалона, довольно скоро потребуют замены, и мы делаем новинки уже сейчас. А на счет Pajero ничего сказать не могу. Периодически поддерживаем актуальность нынешней модели, а планов на новую пока нет.

— Что лучше принимается потребителем — мейнстрим или выдающиеся, необычные стилистические решения?

— У нас в команде есть дизайнеры, которые могут делать вызывающие и прогрессивные вещи. Есть те, кто делает классические, сбалансированные и традиционные конструкции. Я стараюсь ставить их на проекты, где их таланты будут наиболее востребованы в зависимости от модели и сегмента. Но чаще всего приходится их комбинировать — стиль должен быть оригинальным, но не вызывающим, и при этом понятным на всех континентах.

— Можно ли сказать, что в глобальном смысле уже нет японского, американского или европейского дизайна? Или все эти школы рисуют по-разному?

— У каждой страны есть что-то особенное, но любую машину приходится продавать в разных странах, поэтому дизайн должен быть универсальным. У нас есть студии в Японии и Германии, причем в последней работают двое русских. Все стилисты разных национальностей. Главное — понимать бренд и его концепцию, и тогда получается интересный и уникальный продукт.

— Как в трех прилагательных можно охарактеризовать дизайн Mitsubishi?

— Во-первых, это надежность, которая олицетворяет одновременно традиции, внедорожные качества и мужскую брутальность. Второе — это динамизм, потому что в нашей истории есть и Дакар, и Lancer Evo. Третье — инновации, которые бывают двух видов: технологическая и концептуальная. Eclipse Cross олицетворяет все эти понятия. Журналисты отмечают, что стиль купе предполагает тесноту. Но тут просторно, есть вместительный багажник и много места для сидящих сзади.

Комментарии