Autonews
«Мы конкурируем с яхтами, а не с автомобилями»
Франкфурт 2015 25 сентября 2015
Франкфурт 2015 25 сентября 2015
«Мы конкурируем с яхтами, а не с автомобилями»
Глава марки Rolls-Royce – об автопилоте и месте владельца в машине, высоких ценах и дешевых автомобилях...
«Мы конкурируем с яхтами, а не с автомобилями» 
Главной премьерой марки Rolls-Royce на автосалоне во Франкфурте стал кабриолет Dawn – шикарная открытая двухдверка на базе купе Wraith. Rolls-Royce продолжает осваивать новые сегменты рынка и расширять аудиторию, но о потере традиционных ценностей речь не идет, уверяют в компании. О том, как меняется расклад в сегменте сверхдорогих автомобилей и кто сегодня приходит к дилерам марки, в кулуарах Франкфуртского автосалона мы поговорили с исполнительным директором Rolls-Royce Торстеном Мюллером-Отвосом и главой отдела Rolls-Royce по связям с общественностью региона Западная Европа Франком Тиманном.


– Многие годы представители Rolls-Royce полагали, что у марки нет конкурентов. Рынок изменился, бренд пришел в новые сегменты. Можно ли теперь говорить о том, что Rolls-Royce конкурирует с Bentley и дорогим версиями Mercedes-Benz, или марка по-прежнему стоит особняком?

Торстен Мюллер-Отвос (Т.М.) – Мы говорим о машинах для очень богатых людей, которые содержат гаражи с десятками автомобилей подобно тому, как мы с вами содержим гардеробы с одеждой. Вопрос покупки машины для наших клиентов – это не вопрос выбора выгодного или практичного транспортного средства. Если им нравится какая-то новая машина, они просто покупают еще одну. Поэтому говорить о конкурентах Rolls-Royce бессмысленно.

Франк Тиманн (Ф.Т.) – Действительно, никто из наших клиентов не покупает автомобиль на все случаи жизни. Они настолько успешны, что им просто нет смысла сравнивать машины между собой, чтобы выбрать лучшую из двух. Всегда можно купить сразу обе. Поэтому наш бренд конкурирует скорее с вертолетами, яхтами, дорогими часами, ювелирными изделиями и другими предметами роскоши.

– Уход с рынка марки Maybach как самостоятельного игрока как-то повлиял на расклад сил на рынке сверхдорогих машин?

Т.М. – На самом деле нет. Марка Maybach не оказала существенного влияния на рынок, поскольку она не предложила ему ничего особенного. Мы не потеряли своих клиентов, а сам Maybach не стал популярным и прекратил существование в качестве независимого бренда. Нынешний Mercedes-Maybach вообще играет в другой лиге. Это хорошая машина, но по своей сути это лишь растянутый S-класс. Он найдет свой рынок, но точно не отберет клиентов у марки Rolls-Royce.

– Одной из причин ухода марки Maybach явилась переоценка рынка – продажи были невелики. Но аудитория Rolls-Royce растет из года в год. Традиционные клиенты стали покупать больше машин, или к марке пришли новые?

Т.М. – Разумеется, рост обеспечивают новые клиенты, причем это более молодая аудитория. Все наши новые модели – Ghost, Wraith, а теперь еще и Dawn – принесли нам новую клиентуру, которая хочет не только сидеть на заднем сиденье. Например, быстрое купе Wraith для многих стало хорошей альтернативой автомобилям Ferrari, причем клиенты покупают его не вместо Ferrari, а в дополнение к нему. Это тоже спортивный автомобиль, но более комфортабельный и легкий в управлении. Человек, проехавший два часа на Ferrari, испытывает настоящий стресс и вполне может желать что-то более комфортное.


– Почему ставка делается на более молодых клиентов? В наше время они более успешны и богаты, чем прежде?

Т.М. – В современном мире стало проще сделать большой бизнес и быстро добиться успеха. С другой стороны, марка и сама идет навстречу молодой аудитории. Мы делаем не только быстрые, но и хорошо управляющиеся машины, комфортабельные драйверс-кары, которые при этом можно использовать как машины на каждый день. Да и с репутационной точки зрения марка сильно обновилась. Если раньше Rolls-Royce воспринимался исключительно как автомобиль для возрастных богачей, то сегодня молодые клиенты с удовольствием садятся в наш автомобиль, не боясь, что будут неправильно восприняты в обществе.

– Почему выход кабриолета Dawn подается как сенсация, если с технической точки зрения это хорошо знакомое нам купе Wraith?

Ф. Т. – Dawn – это самостоятельная модель. Он изначально проектировался как кабриолет и обладает уникальными стилистическими и техническими особенностями. Конечно, он использует те же технологии, что и Wraith, но у него другая структура кузова, измененная подвеска, доработанный двигатель. Это машина со своим индивидуальным характером и именем.

– На какой регион эта новинка рассчитана в большей степени?

Ф. Т. – Нельзя сказать, что мы будем продавать эту машину там-то и там-то. Как нельзя нарисовать и портрет типичного покупателя Rolls-Royce. И люди, и автомобили уникальны, причем все наши клиенты достаточно требовательны и ищут только самое лучшее на рынке. Я мог бы сказать, что Dawn будут водить только в солнечных регионах, на Лазурном побережье или в Калифорнии, но вы точно сможете увидеть его и на улицах Москвы, как, например, и открытый Phantom Drophead Coupe. Dawn сделан для солнца, но теплые солнечные дни бывают в любом регионе, как и люди, которые захотят получить от них удовольствие.


– Очевидно, что выход в новые сегменты рынка позволяет расширить аудиторию. Какие ниши сейчас интересны бренду более всего? Например, у Bentley теперь есть внедорожник.

Т.М. – В феврале 2015 года мы анонсировали проект Cullinan. Это автомобиль повышенной проходимости, который выйдет на рынок в конце 2018 года.

Ф.Т. – Имя, возможно, будет другое, но концепция уже определена. Вы увидите приподнятый над дорогой полноприводный автомобиль, но это будет не то, что мы привыкли называть SUV (Sport Utility Vehicle). Марка Rolls-Royce – не про спорт, и не про практичность. Это в первую очередь автомобиль. Но повышенная проходимость – тоже часть нашей ДНК. Вспомните историю марки и ее первое появление в России. Все машины, поставляемые в Россию в десятых годах прошлого века, имели особую комплектацию для сложных дорожных условий с другой подвеской и усиленным кузовом. Можно сказать, что этот проект – возврат к историческим корням.



– Полагаете, что этот псевдокроссовер будет популярным в России?

Ф.Т. – Мы по-настоящему клиентоориентированная компания и всегда слушаем запросы наших потребителей. Сегмент машин повышенной проходимости очень интересен как для нас самих, так и для российских клиентов. Поэтому и было принято решение начать работы над подобной машиной.

– Насколько российский рынок важен для марки? Довольны ли вы объемами продаж в России?

Т.М. – Российский рынок очень важен для нас. У нас давние традиции присутствия в России, марка очень интенсивно развивается в вашей стране все последние годы и даже сейчас, когда экономика испытывает серьезные трудности. Мы тоже чувствуем это, но качество нашей работы будет оставаться неизменным вне зависимости от курса рубля. Как вы знаете, в России работают два независимых импортера, и этот расклад сохранится в дальнейшем. На столь важном рынке мы не готовы полагаться только на одного, и не собираемся выбирать лучшего. Пусть будет здоровая конкуренция, следствием которой станет улучшение качества обслуживания наших клиентов.

– Какая модель в последнее время продается лучше других?

Ф. Т. – Главным нашим бестселлером в последний год является купе Wraith. Хорошо растут продажи седана Ghost, и мы ожидаем очень достойные результаты к концу нынешнего года. Стабильно высоким остается спрос на Phantom – с 2003 года, когда модель была впервые представлена, мы продаем по тысяче седанов в год. При этом модель обновляется ежегодно, а в 2012 году испытала серьезный технологический апгрейд.


– Можно ли говорить о том, что не существует двух одинаковых Rolls-Royce?

Ф. Т. – В последний год каждый Phantom, включая поставленные в Россию, изготавливался индивидуально. Около 80% проданных моделей Ghost и Wraith были сделаны по индивидуальным заказам. И все они по-настоящему уникальны. Я не могу утверждать, что во всем мире нет двух одинаковых машин, но факт в том, что мы готовы сделать машину настолько индивидуальной, насколько вы вообще можете себе это представить.

– Rolls-Royce с автопилотом – это реально? Или персональный водитель должен быть оставаться обязательной частью образа владельца машины?

Т.М. – Нет, шофер больше не является необходимостью для владельцев Rolls-Royce. Мы строим много разных машин, давая возможность клиентам водить самостоятельно. Сегодня примерно 50% наших машин владельцы ежедневно водят сами. Конечно, многие клиенты имеют личных водителей, но это вовсе не часть имиджа, а просто удобство. Кстати, персональный шофер без всякой электроники обеспечивает возможность беспилотной езды для владельца автомобиля, так что автопилот не является требованием нашего клиента. А если говорить серьезно, то технологии автономного вождения постепенно приходят на рынок, и нам не составит труда использовать их на автомобилях Rolls-Royce.

– Дизели, гибриды, турбомоторы малого объема, электромобили – Rolls-Royce выше этого, или некоторые тренды рынка все-таки невозможно игнорировать?

Т.М. – Если мы говорим о дизелях, то ответ – нет. Рынок дизельных машин нам неинтересен. Конечно, эти моторы популярны в Европе, но на всех наших основных рынках – Средний Восток, Азия, США – дизели не играют значительной роли, и мы не работаем с ними. Впрочем, мы смотрим на альтернативные силовые агрегаты, но окончательного решения о том, будем ли мы делать подзаряжаемый гибрид или полностью электрический автомобиль, пока нет.


– Насколько сильно влияние материнской компании BMW на машины Rolls-Royce с точки зрения техники, стиля и эмоциональности? Подчеркиваете ли вы эту связь, или стараетесь держаться обособленно?

Т.М. – Влияние? Я бы не назвал это влиянием. Я бы сказал, что мы испытываем мощную поддержку. Мы – отдельно стоящая компания в составе BMW Group, и это здорово быть частью такой мощной организации. Ведь мы имеем доступ ко всем современнейшим технологиям, которые развивает BMW, и без которых марка Rolls-Royce не имела бы смысла.

– Многие компании, успешно работающие в премиальных сегментах рынка, организуют выпуск все более компактных и доступных автомобилей. Когда к таким моделям придет Rolls-Royce? Правильный ответ «никогда» или «возможно»?

Ф. Т. – Здесь и сейчас мы говорим «никогда». Rolls-Royce должен быть просторным. Он должен дарить владельцу чувство пространства – одно из важнейших понятий в нашей системе ценностей. Это же касается и ценового позиционирования. Мы всегда будем использовать лучшие материалы и современные технологии. Поэтому автомобиля размером меньше Ghost и стоимостью ниже 200 тыс. евро у нас не будет – в обозримом будущем вы не увидите ни городского, ни дешевого Rolls-Royce.

Иван Ананьев, Полина Авдеева
Фото: РБК, Аutoblog.com
Комментарии