«Я не хочу, чтобы Mazda стала премиумом»
Франкфурт 2015 23 сентября 2015
Франкфурт 2015 23 сентября 2015
«Я не хочу, чтобы Mazda стала премиумом»
Руководитель глобального маркетинга Mazda – о современном покупателе и перспективах в России...
«Я не хочу, чтобы Mazda стала премиумом» 
Масахиро Моро работает в Mazda уже 32 года. За это время он трудился на различных позициях в отделах продаж и маркетинга, а теперь занимает должность руководителя подразделения по глобальному маркетингу, сервису и продажам Mazda Motor Corporation. В первый пресс-день автосалона во Франкфурте Моро-сан встретился с корреспондентом Autonews.ru и рассказал, за что сейчас готов платить покупатель, уйдет ли компания с российского рынка и почему Mazda не хочет выступать в премиум-классе.

- За что сейчас готовы платить покупатели автомобилей? Что для них является самым важным?

- С моей точки зрения, это дизайн, качество исполнения и динамические характеристики.

- С точки зрения качества исполнения существуют ли какие-то модные тренды, которые Mazda использует?


- Самое главное в интерьере – это высокое качество. Понятно, что в отделке салона всегда есть кожа, всегда есть элементы из металла, но в понятие качества исполнения входит и звук, и тактильные ощущения от материалов, к которым вы прикасаетесь. Я не дизайнер и не могу рассказать про это очень подробно, но это важнейшие аспекты качества.

- Кроссоверы Mazda, судя по той цене, по которой они продаются, претендуют на статус премиальных. Если вообще говорить о таком понятии, как премиальные автомобили, то как оно трансформировалось за последние пять лет? Какие качества в первую очередь отличают премиальные автомобили?

- Премиум – это в основном немецкие автомобили. Остальные – это очень маленькая часть сегмента. На самом деле, только Mercedes-Benz, BMW и Audi из числа таких производителей активно расширяют свой модельный ряд и растут по продажам. То есть, существуют еще производители вроде Aston Martin и так далее, которые продают мало машин и они, конечно, тоже относятся к сегменту премиум. Однако тиражировать эту премиальность получается только у большой немецкой тройки. Они сейчас даже гоняются за покупателями в массовом сегменте.


- Представляет ли интерес премиальный сегмент для Mazda?

- Я не хочу, чтобы Mazda стала премиумом в том определении, которое используется в большой немецкой тройке. Здесь очень тонкая грань: у нас есть покупатель Mazda, который заинтересован в машине именно того сегмента, в котором мы выступаем, и который является большим фанатом автомобилей нашего бренда. Если выставлять слишком высокие цены на продукцию, то можно потерять этого покупателя и зайти на ту территорию, где, возможно, и не хочешь находиться. С другой стороны, если ты будешь продавать машины слишком дешево, будешь больше ориентироваться на массовый рынок, то у тебя будет меньше маржа. Cоответственно, при том количестве автомобилей, которое мы производим, это может быть не очень выгодно.

- Во Франкфурте вы представили концепт Koeru. Можно ли сказать, что это прототип CX-4?

- Совсем не обязательно, это просто дизайн-разработка. Да, сейчас очевидно желание человека купить машину SUV сегмента. Это актуальный тренд. Даже традиционно популярные в Европе универсалы теряют свою долю рынка. У Mazda в портфолио очень много традиционных машин - хэтчбеков и седанов. Нам необходимо не то чтобы уйти от этого, но добавить в линейку новые модели. Мы сейчас смотрим на реакцию, которую вызовет наш концепт у коллег, журналистов и потенциальных покупателей. После этого мы будем решать, что за серийная машина будет выпущена по мотивам Koeru.

- То есть этот концепт – просто дизайнерская идея? В нем нет никаких технических решений, новых технологий, которые могут быть реализованы в будущем?

- В принципе, у наступило такое время, когда у нас есть определенная архитектура, позволяющая работать с будущими моделями, как с конструктором. Это дает нам возможность показать такой автомобиль, оценить его дизайн и потом уже решить, что именно за машина это будет.


- Если мы все же говорим о том, что это концепт SUV, то, наверное, подразумеваем наличие полного привода и набора систем для бездорожья?

- Нет, городские жители чаще покупают SUV с моноприводом. Так что у будущей модели вполне вероятно наличие и моно-, и полного привода.

- Вы говорили о том, что даже в Европе падает интерес к универсалам. Это какая-то общая тенденция или предпочтения покупателей по мировым рынкам сильно отличаются?

- Прямо сейчас это глобальный тренд. Низкая цена на нефть все больше подстегивает потребителя к покупке SUV. Нельзя сказать, что в какой-то отдельной стране все по-другому.



- Но SUV же в основном дороже тех же универсалов?

- В теории кроссоверы дороже, но сейчас появляются новые подклассы, в которых SUV стоит примерно столько же, сколько и не SUV. Например, Mazda CX-5 дороже Mazda3, но CX-3 уже стоит примерно так же.

- Получается, все хотят купить SUV, и производители активно реагируют на этот тренд. Но люди любят разные машины: более спортивные или более вместительные и так далее. Сколько может быть кроссоверов в линейке одного автопроизводителя? Есть ли какой-то максимум или какое-то идеальное число?

- Если мы посмотрим на немецких производителей, то поймем, что SUV в линейке может быть практически бесконечное число. Mazda – маленький игрок, так что у нас будет ограниченное количество кроссоверов. Могу сказать, что в скором времени, скорее всего, их будет больше трех, то есть больше, чем сейчас. Может быть, когда-нибудь у нас будет и четыре или пять SUV.


- Предположим, что отклик клиентов и журналистов на Koeru будет максимально положительным. Что это тогда будет за машина и чем ее потенциальный покупатель отличается от тех, кто приобретает CX-5 или CX-3?

- Это очень важный момент для нас – понять, будет ли интерес к нашему концепту. Что касается потенциальных покупателей, то CX-5 сейчас – это машина для семьи, CX-3, как я понимаю, больше для молодых пар или пожилых пар, чьи дети уже куда-то уехали. У этих автомобилей разные покупатели. Если концепт получит хорошие отзывы, то это будет SUV для молодежи вроде той, что покупает Mazda3.

- Несколько лет назад у Mazda был концепт, где часть функций управления выводилась на обычный смартфон, который подключался к приборной панели. Развиваете ли вы эту технологию?

- У нас даже есть отдельное направление, которое называется connectivity. Его задача в том числе состоит в том, чтобы развивать возможности совмещения смартфонов с машиной, создавать новый функционал. В общем, работа ведется и ведется активно.

- А есть уже какой-то готовый функционал или это пока только разработки?

- Нельзя упускать тот момент, что современные автомобили становятся все более похожими на компьютер. Это значит, что риск захвата вашей машины хакерами растет. С одной стороны, это смешно. С другой – это реальная проблема. Представьте, что вы едете за рулем, вдруг кто-то взламывает ваш автомобиль, и вы, например, вместо поворота направо едете налево. Тут все еще есть гигантское поле для проверок. В этом направлении и ведется работа. С телеметрией и многими другими аспектами, которых потребитель, возможно, не видит, но которые гораздо более важны, чем просто интеграция телефона в систему машины. Вопрос безопасности – самый важный.


- Если мы говорим вообще о новых технологиях безопасности, которые внедряются в автомобили, то что из этого для Mazda является приоритетным и чего стоит ожидать в ближайших новинках компании?

- Современные технологии развиваются в сторону удобства водителя. Я считаю, что человека где-то, возможно, надо подправить, где-то помочьему , но точно не нужно ставить со всех сторон ограждения, которые будут ему мешать. Наша философия – водителю должно быть удобно. Поэтому все технологии, которые важны для нас, направлены в эту сторону.

- Volvo и Ferrari, например, имеют соглашения с Apple и просто монтируют в машины iPad. Кто-то работает только с платформой Android. Какая платформа предпочтительнее для Mazda или речь идет о работе с любым телефоном?

- У нас нет каких-то предпочтений. Apple и Android слишком большие, чтобы кого-то из них можно было бы игнорировать. Это могло бы разбить наших покупателей на определенные лагеря, что нам абсолютно не нужно. Мы работаем со всеми.

- Насколько изменились позиции российского рынка? Каким он был по силе и какой сейчас? Не уйдет ли Mazda с нашего рынка?

- Мы очень рассчитываем на российский рынок. Мы получаем поддержку от правительства России и, безусловно, останемся. Мы знаем, что российская экономика испытывает взлеты и падения, мы подстраиваемся под это и готовы к этому. Ближайшие несколько лет будут тяжелыми, но мы хотим выжить и двигаться вперед. Наша дилерская сеть приносит прибыль даже сейчас.

Николай Загвоздкин
Фото: РБК, Blick.ch
Видео: Mazda

Комментарии