Autonews
Marussia под присмотром. Кто спас российскую команду Формулы-1
Статьи
Статьи 4 марта 2015
Marussia под присмотром. Кто спас российскую команду Формулы-1
Как и зачем миллионеры возрождают гоночный коллектив Marussia...
Marussia под присмотром. Кто спас российскую команду Формулы-1 
В 2015 году в Формуле-1 все-таки выступит гоночный коллектив Marussia, несмотря на банкротство и официальную ликвидацию команды осенью прошлого года. Возрожденная конюшня получила сложносоставное название Marussia Manor, британскую лицензию и британского же пилота Уилла Стивенса. Autonews.ru разобрался в том, кто и зачем спас умершую команду.



Джентльмены любят гонки


Для возрождения Marussia в Великобритании собрался целый консорциум инвесторов. По сведениям ВВС, центральную роль в плане спасения играет миллионер из Северной Ирландии Стивен Фитцпатрик. Предприниматель начал карьеру в рекламном бизнесе: в 2001 году коммерсант запустил четыре сайта с объявлениями об аренде недвижимости в Шотландии, а вскоре добавил к интернет-площадкам бесплатную газету. Два года спустя Фитцпатрик свернул бизнес: Стивен объяснил, что хотел нарастить обороты, а на рынке арендуемой недвижимости он достиг потолка.

После этого британец поступил на работу в лондонское отделение JP Morgan, где занимался банковскими инвестициями. Скопив 350 тысяч фунтов стерлингов за пять лет, Фитцпатрик уволился и ушел в свободное плавание: в 2009 году Стивен вложил заработанные деньги в энергетический бизнес. Так появилась Ovo Energy – самая быстрорастущая компания на рынке поставок газа и электричества в Великобритании. Ovo доставляет электричество конечному потребителю: 35 процентов энергии компания получает от ветряных электростанций, за остальное отвечает уголь, сжиженный газ и ядерные реакторы. В данный момент Ovo Energy контролирует 2% британского рынка и активно переманивает клиентов у более крупных предприятий.

Фитцпатрик решил вложить в команду Формулы-1 собственные средства – сообщается, что капитал Ovo Energy вообще не участвует в сделке. По сведениям Motorsport-Total, в общей сложности 37-летний бизнесмен потратит на Marussia 50 миллионов евро личных денег. Стивен оказался давним любителем автоспорта: поначалу Фитцпатрик собирался вступить в электрическую Формулу-Е, но когда перед ним возник вариант с Формулой-1, британец тут же переключился на более амбициозный проект.


Журналисты немецкого издания Auto Motor und Sport выяснили, что перед покупкой Marussia коммерсант договорился о дальнейшем сотрудничестве с двумя самыми крупными кредиторами команды – Ferrari и McLaren. Ferrari поставляла Marussia двигатели, а McLaren снабжала технологическими и организационными ноу-хау, предоставляла доступ на свою базу и давала в аренду высококвалифицированных сотрудников – при условии, что через год «наставничества» персонал вернется к своему работодателю.

Удалось ли «Марусе» расплатиться по старым долгам, по-прежнему неизвестно – однако оба кредитора дали свое согласие на возрождение команды. McLaren продолжит тренировать работников Marussia и делиться с ними победным опытом, а Ferrari будет снабжать команду двигателями – правда, речь пойдет о силовых агрегатах 2014 года. Чтобы получить эти моторы, новым владельцам Marussia придется заплатить Ferrari аванс в размере 10 миллионов евро – без предоплаты итальянцы работать отказались. В Маранелло уже подтвердили: контракт подписан.

Напарником Фитцпатрика по плану возрождения оказался еще один богатый любитель гонок – 53-летний лондонец Джастин Кинг. Предприниматель работал в компаниях Mars, Pepsi, возглавлял продуктовое направление в Marks & Spencer, а с 2004 по 2014 год числился исполнительным директором Sainsbury’s – одной из трех крупнейших сетей супермаркетов в Великобритании. В 2013 году газеты даже называли Кинга кандидатом на кресло руководителя всей Формулы-1: считалось, что Джастин способен заменить Берни Экклстоуна после того, как тот уйдет на покой. В итоге 84-летний Экклстоун решил никуда не уходить – а Кинг был по-прежнему полон решимости попасть в Формулу-1.


Любовь бизнесмена к гонкам передалась по наследству: сын предпринимателя Джордан Кинг выиграл британскую Формулу-3, а сезон-2015 проведет в чемпионате GP2 – последней ступеньке перед Формулой-1. Западная пресса уверена: Marussia понадобилась Кингу-старшему для того, чтобы через пару лет с ее помощью привести в Формулу-1 своего сына. Так это или нет, пока неясно; сумма инвестиций британца в оживающую команду также не уточняется.

Компаньоны Фитцпатрика и Кинга на данный момент неизвестны – тем не менее, британский канал Sky сообщил, что вместе с ними в консорциум инвесторов входят и другие предприниматели. «Это серьезные люди, их можно назвать тяжеловесами в своем деле, - сообщил источник Sky. – Они хотят возродить благородную британскую гоночную этику».

Во славу Великобритании


Чистокровная британская команда Manor Motorsport скрывалась под российской вывеской Marussia четыре года – все это время в Формуле-1 выступал коллектив механиков и инженеров, гордившихся своим английским происхождением. На самом деле конюшня появилась еще раньше – в 1990 году. Команду основал английский пилот Джон Бут. На первых порах коллектив выступал в молодежных сериях: так, в 1999 году Manor Motorsport привел к чемпионскому званию в юношеской Формуле-Renault 2.0 никому неизвестного Кими Райкконена, а четыре года спустя повторил успех с Льюисом Хэмилтоном. В середине 2000-х Manor Motorsport дорос до соревнований европейского масштаба: с 2004 по 2009 год конюшня выступала в континентальном первенстве Формулы-3.

В Формулу-1 команда попала почти случайно. В 2009 году Международная автомобильная федерация (FIA) объявила тендер на выступления в чемпионате мира с бюджетом в 40 миллионов фунтов. Скромная сумма вложений привлекла многих: свои заявки подали 13 компаний, троих победителей выбрала FIA. Одним из триумфаторов оказался Manor Motorsport: в пользу британцев сыграл контракт на поставку двигателей с Cosworth – фирмой, которую FIA активно продвигала.


Уже после тендера выяснилось, что никакого ограничения бюджетов в Формуле-1 не будет: введение 40-миллионного «потолка» заблокировали опытные участники. Бизнес-модель Manor, основанную на неверных данных, можно было отправлять в корзину – для успеха в Формуле-1 требовались сотни миллионов долларов. Команду спас британский миллиардер Ричард Брэнсон: владелец империи Virgin купил конюшню у Джона Бута, переименовал ее в Virgin Racing и вложил достаточно денег, чтобы обеспечить старт проекта. В 2011 году конюшню перекупил российский бизнесмен Андрей Чеглаков, владеющий брендом Marussia: так команда получила российскую лицензию и новое название. Интересы Чеглакова в команде отстаивал президент Marussia Motors Николай Фоменко – других русскоязычных сотрудников в гоночном коллективе не было, а костяк по-прежнему составляли британцы из Manor.

Когда в 2014 году проект Marussia Motors закрыли, Чеглакову надоело тратить на команду деньги – и он перестал платить по счетам. Команду передали во внешнее управление, а на последние три Гран-при прошлого сезона конюшня не приехала. Начался процесс ликвидации: инженеров переманили другие команды, штаб-квартира в Бэнбери, которую Marussia купила специально для участия в Формуле-1, отошла к новым владельцам. Казалось, что шансов на возрождение просто нет: у команды не осталось базы, а пока другие участники собирали машины для нового сезона, руководство Marussia распродавало остатки имущества. В этот момент на горизонте возникли Фитцпатрик с Кингом.

На чем выступать, если все продали


Козырем Manor Motorsport оказался багаж молодежных гоночных серий. Помимо большого здания в Бэнбери в распоряжении компании была маленькая штаб-квартира в британском Динингтоне – здесь Manor Motorsport готовилась к локальным соревнованиям и хранила кубки за победы в юношеских чемпионатах. Конечно, для Формулы-1 здание маловато – но если команда не претендует на победы, то в качестве временного пристанища база вполне сгодится.

В распоряжении Marussia также остались болиды прошлого года. Технический регламент изменился несильно – при желании адаптировать существующие шасси к новым требованиям можно достаточно быстро и недорого. Больше того: при единогласном одобрении команд-соперниц Marussia Manor могла вообще не менять существующие болиды, а выставить на старт те же самые автомобили, что и в сезоне-2014. Увы, согласие получить не удалось: правом вето воспользовались Sauber и Force India.

В прошлом году Marussia уступала лидерам 3-4 секунды с круга. Аналитики считают, что за прошедшую зиму топ-команды отыграли около 1,5 секунд – в этом случае Marussia будет проигрывать им от 5 до 6 секунд, что позволит гоночному коллективу укладываться в прописанные в правилах 107 процентов и получать допуск на старт Гран-при. Британцы уже начали процесс адаптации к новому регламенту: машине переделали носовой обтекатель. Краш-тест обновленного шасси намечен на 5 марта: если автомобиль пройдет испытание на прочность, FIA официально разрешит Marussia принять участие в Гран-при Австралии 15 марта.


Впрочем, главная причина для возрождения команды – это деньги. В 2014 году Marussia впервые в истории набрала очки и попала в лидирующую десятку Кубка конструкторов – до этого команда стабильно занимала 11-ю строчку в итоговых протоколах. За девятое место в общем зачете Marussia причитаются призовые: 47 миллионов долларов. Эта сумма позволит полностью компенсировать 30-миллионные долги команды перед кредиторами.

Сложность в том, что призовые выплачиваются равномерно в течение следующего года – и только при условии регулярных выступлений. Иными словами, нельзя пропустить несколько Гран-при, а потом «вернуться» в середине сезона: в этом случае призовые перераспределят между постоянными участниками. Еще одно обязательное условие – сохранение бренда. Придумавший это правило промоутер Формулы-1 Берни Экклстоун считает, что постоянные переименования вредят имиджу чемпионата мира – а потому всеми силами удерживает команды от скоропалительных ребрендингов. Этим объясняется сохранение имени Marussia: поначалу британцы намеревались вернуть команде историческое название Manor, но ради получения призовых из небытия вернется некогда российская «Маруся». Разумеется, никакого отношения к России команда уже не имеет – даже номинальную лицензию выпишут в Великобритании.

Примечательно, что Экклстоун не торопится переводить команде деньги: прежде чем «награждать» Marussia Manor за успехи прошлого сезона, британец пожелал увидеть на счетах команды обещанные 50 миллионов. На данный момент Фитцпатрик перевел только одну десятую от указанной суммы – судя по всему, недостающие деньги команда получит позднее. Впрочем, это не помешало Marussia заплатить FIA обязательный взнос за право участия в Формуле-1 в 2015 году – 526 тысяч 256 долларов. Благодаря этому платежу Международная автофедерация официально внесла британцев в список участников: так новый сезон обрел десятую команду.

Кто станет пилотом


Имя первого пилота Marussia Manor объявила сразу: Уилл Стивенс. Британский гонщик провел три года в молодежной Формуле-Renault 3.5 – без особых успехов. В конце прошлого сезона спортсмен внезапно дебютировал в Формуле-1 в составе Caterham – все остальные пилоты просто махнули на умирающую команду рукой, а Стивенс все-таки вышел на старт заключительной гонки в Абу-Даби. Теперь Уилл надеется провести полный сезон в Marussia Manor – идеальный вариант для «сугубо британского» гоночного коллектива.

Имя напарника Стивенса пока не объявлено. Совершенно точно партнером Уилла не станет Макс Чилтон. Гонщик, который провел в Marussia последние два года, ушел в Ле-Ман – спортсмен подписал контракт заводского пилота с командой Nissan. Бывший напарник Чилтона Жюль Бьянки до сих пор в коме после аварии на Гран-при Японии – а значит, в Marussia появится новобранец.


Главным претендентом считается Гидо ван дер Гарде. Тестю голландца принадлежит бренд модной одежды McGregor: компания давно спонсирует ван дер Гарде и в новом сезоне вполне сможет оплатить возвращение Гидо в большие гонки. Конкурент голландца – испанец Роберто Мерхи. Покровители гонщика сохраняют инкогнито – однако бронзовый призер Формулы-Renault 3.5 пытается попасть в Формулу-1 с прошлого года. Осенью 2014-го менеджмент Мерхи даже договорился о контракте с командой Caterham, но в решающий момент FIA не выдала Роберто суперлицензию – и пилоту пришлось довольствоваться ролью тест-пилота. На сей раз Мерхи получил все документы – теперь все упирается в платежеспособность его спонсоров.

Неожиданным соперником «денежных мешков» ван дер Гарде и Мерхи оказался пилот McLaren Кевин Магнуссен. После дебютного сезона-2014 датчанин остался без места – в составе McLaren его заменил Фернандо Алонсо. Прямо сейчас Магнуссен числится резервным гонщиком, однако руководитель McLaren Рон Деннис не раз обещал вернуть Кевина в гонки – и сделать это «скорее, чем все думают». Вариант с Marussia Manor позволил бы команде рассчитаться с долгами перед McLaren – если, конечно, Деннис согласится конвертировать денежную задолженность в предоставление места своему протеже.

Судя по всему, имя пилота станет известно в последний момент: Marussia Manor наверняка захочет поторговаться за единственную оставшуюся в пелотоне вакансию в Формуле-1. Первая гонка нового сезона пройдет в Австралии 15 марта.

Антон Погорельский
Фото: Marussia, Global Look Press