Перезапуск проекта при поддержке Volvo
Autonews
Перезапуск проекта
при поддержке Volvo
Статьи

Мотопутешествие по Африке: как байкера обвинили в терроризме. ВИДЕО

Блогер AutoNews.ru Андрей Уржумцев продолжает свое экстремальное путешествие по африканскому континенту. Визит в Бурунди ему запомнится надолго: российского мотопутешественника обвинили в терроризме и пытались выбить деньги...
Автосервисы
Autonews
Искать больше не нужно.
Гарантируем качество услуг.
Всегда рядом.
Выбрать сервис
Мотопутешествие по Африке: как байкера обвинили в терроризме
Мотопутешествие по Африке: как байкера обвинили в терроризме 

До столицы меня довел язык. Гармин первые 70 км категорически отказывался называть то, что было под колесами, дорогой и постоянно писал мне, что мы оба заблудились.


Как выяснилось, племя хуту (а это 80% населения) предпочитает изъясняться на рунди. И уж точно никакой русскоговорящей интеллигенции, о которой говорилось в письме-кляузе на меня, написанном консульским отделом. Я честно пробовал спрашивать по-русски, "где Бужумбура?", но они не понимают. А до племени тутси, обосновавшегося в столице, было еще далеко. Есть еще пигмеи (старожилы этой земли), но из-за размеров я не нашел их в придорожных кустах. Ну и для заблудившихся туристов еще написано, что-то на французском – это официальный язык. Бред сивой кобылы. Лишь каждый 10-ый может сказать слово Bonjour, но это означает, французский язык у них в ходу))) Это как объявить государственным английский в России, основываясь на том, что молодежь со спущенными до колен штанами (что они там прячут???), удивляясь, говорит «Wow»))

В общем, в процессе общения я понял, что язык жестов наиболее приемлем в стране, где до сих пор процветает натуральное хозяйство, снятие денег с карты считается «обналичкой», и за это берут 10-15%.


Бужумбура – столица просвещенной страны (как пишет в депешах в центр наш дипломат) – встретила меня традиционной для Африки темнотой. Нормально, Ленин тоже читал при свече. В общем, света в большей части города по вечерам в Бужумбуре (в т.ч., и на центральных улицах) нет. Вернее, в зданиях есть, а уличные фонари больше для декора (дескать, знаем, знаем, 21 век на дворе, дайте еще денег на электрификацию всей страны)). В гостинице, которую мне показали местные, вовсю трудился генератор. Логично, владельцы – вездесущие индусы.


Сразу поясню. Индусов в большинство африканских стран «завезли» еще в свое время англичане, отчаявшиеся справиться цивилизованными методами (научить, показать, объяснить) с «порабощенными» племенами. Индусы, находясь на службе у «колонизаторов», использовали свои методы («не хочешь – заставим»), и с тех пор в Африке (не только в бывших английских колониях) гостиничный (и многие другие виды) бизнес в большинстве случаев либо во владении, либо в управлении у них.


Первое, что удивило: при оплате номера картой стоимость вырастает на 20%. Об этом информируют буклет и большая надпись около рецепшена. Второе удивление было, когда я решил снять деньги в банкомате (их пара-тройка в городе для международных карт), он по обыкновению не работал, и я снимал в банке. Снимаешь 200$ – плати 25$ комиссии. Остальное – как в большинстве африканских городов: мзунга это источник денег, поэтому его надо нае.., недодать, не найти сдачу и т.д.


Отличие – в несметном количестве ООН-овских машин и военных базах голубых касок. Только здесь юаровский контингент. Европейский со своей «интеллигентностью» при последней резне в этом регионе облажался – убили охраняемую ооновцами премьер-министра. А для южноафриканцев это не «несчастный угнетаемый коренной народ», а просто другое племя, которое бузит.


Третье, что удивило, это состав гостей в гостинице. Обычно бизнесмены, приезжающие в Африку вести дела, похожи один на другого – пивное пузико, хилые лапки с относительно дорогими часами, торчащие из рукавов, придурковатый вид а ля «где я и кто здесь?» и чаще всего абсолютно не подходящая для региона одежда. Если наши – то не пузико, а пузо. И цирроз печени на лице))) В этом отеле «бизнес-элита» выглядела иначе. Мы утром устраивали заплывы в бассейне, и тату практически у каждого на теле красноречиво говорили о том, что каждый из нас в разное время проходил ту или иную подготовку в тех или иных вооруженных силах. Про пузико и лапки-спички можно даже не писать. Разочек устроили шутливый спарринг. Сбежалась секьюрити посмотреть. Если парни и бросили подготовку, то не так давно.))


Много друг друга не расспрашивали, но были ребята из Сербии и Франции. Другие не знаю откуда. Но все со спортом все на ты, плюс взгляды, говорящие о том, что парни в подобном регионе не в первый раз. Совсем нетипичные «бизнесмены». Но, судя по всему, все таки по бизнес-делам приехали.


Мне потом ребята из легиона написали, что сюда частенько посылают вести дела бывших наемников. Часто – тех, кому по каким-либо причинам путь домой заказан. Ну, и самим бывшим это выгодно: надбавки «за вредность» нешуточные. Для сравнения: простой (не совсем, конечно) белый секьюрити в какой-нибудь (знаю, в какой, не хочу указывать) миссии или представительстве получает чуть менее 10 тысяч евро в месяц. На Родине в 3 раза меньше. Плюс «все включено». «Конторы» платят))


Понимая, что мой друг Стефано не зря меня предупреждал о лихих людях с калашами на улицах (все таки 15 лет войн за плечами – выдумывать не будет), я решил, чтобы не мозолить глаза байком, поехать в самое примечательное место в Бужумбуре на такси. Спросил на рецепшене, «что у вас тут самое известное и красивое», и поехал. Самое красивое – пляж в непосредственной близости от столицы. И с такси угадал: дорога в сторону пляжа скорее для кроссового мотоцикла.


Пляж как пляж. Песок хороший, Танганьика красива как всегда. После 4 дней, проведенных на старой калоше (по пути из Замбии в Танзанию) посреди озера, меня это "самое-самое" не впечатлило ни разу. Загорающих не видел, только бурундийская интеллигенция стирала белье в озере по соседству, и, да, какой-то белый рассекал на водном мотоцикле.


Зато встретил молодых немцев. Парень с девчонкой – волонтеры, прожившие несколько месяцев в Танзании, решили попутешествовать на пароме по Танганьике. Я с ними на барже-рыбовозе познакомился. Пока мы с Марком поднимали пивной тост «за встречу», к его подруге (она отошла ненадолго) докопался бурундийский аристократ (я соблюдаю политкорректность, чтобы не подвести оставшегося там на ближайшие годы консула, сожрут ведь)).


Видимо, немецкое внешнеполитическое ведомство немного иначе оценивает ситуацию в этой стране, потому что Марк подскочил как ужаленный, пробормотав что-то вроде «мне досадно и неловко видеть, как эти многоуважаемые господа с легким загаром и поведенческими признаками, очевидно подтверждающими теорию Дарвина, пытаются войти в интимные отношения с моей девушкой». Сказал он это более кратко, уместив весь смысл в 4 слова. Немецкая лаконичность))) Оказывается, в Бужумбуре белой девушке остаться на 5 минут одной – все равно, что нашей блондинистой барышне прогуляться по Сочи вечерком. Видимо, женский спринт с препятствиями пошел из этих регионов))


Ну, и само приключение не заставило ждать. Мы решили поехать вместе – ребята остановились неподалеку от моего отеля. По дороге я попросил водилу остановиться, чтобы купить воды и сигарет. Вышел... мать его... купил.


Брали меня человек 10 (сначала). В полицейской униформе с калашами. Вынужден поправить российского дипломата. Полиция (офицеры) если и владеет каким либо языком, то тщательно это скрывает, во всяком случае, в отношении террористов. Меня «брали» как террориста, временно исполняющего обязанности Усамы Бен Ладана. Вооруженного 2-мя бутылками мин. воды, 4-мя пачками сигарет и видеокамерой. Типичный набор для террориста. Закидал стратегический объект бутылками с водой, поотстреливался пляжными тапочками и испарился в сигаретном дыму. А потом записал свои требования на камеру для Аль Джазиры. Ну, например: "Я требую освободить от привязи коров на севере страны иначе...", и следует очередная угроза. Логично же?)))


Антитеррористическую спецоперацию сорвали немцы, сидевшие в машине (их не видно было – стекла в такси тонированные наглухо), вернее, приостановили. Ребята еще от нечего делать изучали суахили и рунди, и пара слов, произнесенная ими, и само их наличие в машине подействовали на «спецгруппу» как ушат холодной воды. Вояки отступили, предоставив командиру расхлебывать ситуацию.



Обвинили в терроризме.


Именно эти минуты (его истерику) у меня и получилось заснять. Дальше, после истерики, обыск меня и моих вещей, просмотр всех видеозаписей на камере (полицейская интеллигенция не знает, что современные камеры бывают с 2 видами памяти – встроенной и на карте, запись я перекинул за пару секунд), отсмотрели все фото на фотоаппарате (фото пляжа и ребят) и приняли решение «везем тебя в тюрьму». Я после Сев. Африки и Судана уже ничему не удивляюсь. «Поехали, поехали, только давай быстрее, я жрать хочу». Немцы перевели. Расчет оказался верным – его смуглое благородие впало в ступор. Эту школу я уже проходил на своем пути. Далее были часы сурка. Он вызвал подкрепление в виде другого начальника. История повторилась. Обыск, просмотр записей, минута «смотрелок глаза в глаза» и вопрос «Ты террорист?», ответ: «Нет», и следующее – «Едем в тюрьму»...


На третий час приехал уже какой то «фельдмаршал» с личной охраной. К этому моменту с таким количеством солдат вокруг меня можно было устроить военный переворот. Немцы к тому времени по моей просьбе (или по соображениям немецко-бурундийской дружбы) были отпущены без досмотра. Тем более, «фельдмаршал» уже говорил по-английски. Процедура та же. Вновь обыск, слайд-шоу, гляделки, тюрьма. Потом требование предоставить письменное разрешение на съемку озера Танганьика. Я попросил его показать форму разрешения. Вновь ступор. К тому же, как вояки ни отгоняли зевак, собралось их немереное количество. Ситуацию уже для меня запутала его (фельдмаршала) фраза. Первая знакомая. «Какого хрена ты спокоен как удав?» Не стал я ему объяснять японское правило, которое гласит: «Неизбежное с тобой случится в любом случае, ты можешь его встретить либо улыбаясь, либо рыдая, но оно все равно произойдет». А вот второй вопрос (первый раз меня спросило об этом предыдущее благородие) меня уже поставил в тупик. «Почему ты не позвонил в посольство? Ты что не знаешь телефон?». Я ответил, что знаю, просто не вижу в этом надобности.


Пусть эта его фраза останется для меня загадкой. Может, совпадение. Просто, если бы консул меня «спас», у меня не было бы морального права цитировать в ЖЖ его кляузу на меня, имхо. Эта кляуза его – ответ на официальное письмо, просьбу оказать мне содействие, и одновременно оправдание своего бездействия в течение пары недель. Дескать, мы в Бурунди по интернету изучили техническое состояние байка, который находится в Замбии, и пришли к выводу, что Уржумцев все придумал. Поэтому и посылали его зюйд, зюйд-вест... Но теперь, после вашей просьбы... готовы помочь. Этот ответ и попал мне на почту. Понятно, что такое содержание меня «огорчило». Поэтому, чтобы не было цитат, нужно было меня «спасти». Может, просто совпадение?)))


Собственно, после этого цирка с обвинением меня в терроризме спецслужбами, кататься или чиниться в Бурунди не было не малейшего желания. Тем более, как мне написали мои итальянские друзья из Уганды, в последний раз такие обвинения в адрес другого туриста обернулись для него месяцем «отдыха» в бурундийской тюрьме и «решением вопроса» за 10 000 евро. Или долларов. В любом случае, сумма мне не понравилась. Я решил рискнуть и идти по горной дороге на лысой резине, с текущим маслом. Битые кофры с аппаратурой просто перетянул поясными ремнями с пряжками, на которых адекватно ситуации был изображен человек-паук. Помня о том, что один из спецов, меня задержавших, убедительно пообещал встретить меня еще раз, решил поменять день выезда. На наше посольство по понятным причинам надеяться не приходилось. Африка имеет понятие «африкан тайм». Никто долго ждать меня в засаде не будет – слишком ленивые для этого. Кроме того, в Бурунди, расположен контингент по линии ООН для поддержания порядка в стране. Повторюсь, в большинстве своем солдаты из ЮАР. Местные вояки боятся их как шаровую молнию. Попробую выразиться дипломатично: юаровцы не столь интеллигентны, как их европейские коллеги, и много разговаривать не будут. В общем, в качестве маскировки прилепил на задний кофр южноафриканский флаг. В Бурунди вообще не очень осведомлены о наличии на Земле такой страны, как Россия (каждый со мной заговаривающий на улице принимал российский триколор за что угодно – Бельгию, Францию, Италию: 50% населения неграмотны), а вот ЮАР им вполне понятна. Эти могут и накостылять не по-детски.


Плюс, был шанс упасть на хвост какой-нибудь ООН-овской машине, в Бужумбуре их полно. Собственно, так и получилось. Большую часть горной дороги я шел за машиной с синими касками и проскочил большинство полицейских постов. За исключением одного. Синие каски свернули, указав мне путь до границы, и практически за 20 минут до границы с Руандой меня-таки тормознули.


Безо всяких обвинений в захвате соседней галактике вопрос в лоб: «Что ты нам дашь?».


Такой вот родной, знакомый до боли вопрос. Почти как дома))


Ушел без финансовых и моральных потерь. Полицейские так и не поняли, что за Россия такая в ЮАР находится (помог таки флаг на кофре). Но они решили, «пусть едет». Следом наверняка едет мзунга не из ЮАР. Он уж точно что-нибудь даст)) И им за это ничего не будет.


А потом началась Руанда... Несмотря на то, что здесь живут те же племена, можно и без таблички и пограничного шлагбаума по качеству асфальта и полицейским понять, что Бурунди кончилась. И слава Богу!