Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам
Дневник штурмана: боевое крещение, или зеленый ад в Стругах Красных
Дневник штурмана: боевое крещение, или зеленый ад в Стругах Красных
Статьи 8 июля 2011
Статьи 8 июля 2011
Дневник штурмана: боевое крещение, или зеленый ад в Стругах Красных
Закончена подготовка к раллийному сезону – экипаж с участием обозревателя AutoNews.ru Светланы Алеевой вышел на старт этапа Кубка России. И сумел финишировать, причем обойдя многие экипажи...
Дневник штурмана: боевое крещение, или зеленый ад в Стругах Красных 
Я не знаю, как об этом рассказать. Гонщики говорят, что ралли – это маленькая жизнь. За пару дней происходит столько событий и метаморфоз, как будто проживаешь три года. Как рассказать сто лет, проведенных на моем первом ралли в Стругах Красных, на двух страницах?
Пока мы встречались на заправке у границы Москвы, пока ехали по Новой Риге в сторону Пскова, пока были в штабе ралли, пока закупались в магазине, пока встречали прицепы с раллийными машинами, с которыми нам было по пути, в голове возникали десятки вариантов начала этого рассказа. Но я так и не знаю, с чего начать.



С того, как подкатил наш тренировочный Opel Astra, который еще месяц назад был пацанской машиной из Питера, а теперь у него каркас безопасности и спортивные амортизаторы, на бортах – наклейки AutoNews.ru и Top Gear и наши с Соколовым фамилии на стекле? Или с того, как на ту же заправку подъехал прицеп с «Логаном», подготовленным для зачета Renault Logan Cup, и сопричастность стартовала?

Наверное, с того, как наша техничка сначала заглохла за 200 км от Москвы, через 100 метров пробила колесо, еще через 50 км – второе, а через 150 – мы все попались гаишникам, и Соколов сказал: «Это ралли начинается». И это действительно было только начало!

Я точно не хочу рассказывать, как мы приехали в штаб в Пскове, как мне, штурману, нужно было заполнять бумаги, писать какое-то заявление с просьбой перенести техкомиссию нашей машины, так как и ознакомление с трассой, и саму гонку мы будем проходить на тренировочном автомобиле – боевой еще не готов. А затем смотреть дополнительный бюллетень, чтобы узнать, какие изменения внесли в последний момент в уже напечатанный регламент и дорожную книгу.
Зато оказалось, что у нашего пилота дача недалеко от Струг, где была организована гонка, и поэтому сразу после административных мучений мы рванули в магазин, чтобы накупить шашлыка и прочих вкусностей, и провалялись весь вечер на траве в нашей большой компании из экипажа, механиков, администраторов и группы поддержки.

1 июля в пятницу предстояло ознакомление с трассой. Неожиданно: записывать стенограмму – далеко не единственная и уже даже не самая сложная задача штурмана. Сначала надо вообще сориентироваться в окрестностях, найти все допы – или СУ, скоростные участки – ведь назавтра двигаться надо будет только по выделенному маршруту, отклонения от него караются снятием с дистанции. Очень удобно двигаться по роудбуку с указаниями с точностью до метров, когда в машине не работает одометр (спидометр, кстати, тоже не работал, но это и к лучшему). Зато теперь могу сказать, что окрестности города Струги Красные в Псковской области я знаю лучше, чем собственный район.
На допах тоже не все так однозначно – скоростные участки могут отклоняться от очевидной дороги. С этим мы столкнулись, когда второй доп удалось правильно записать только со второго с половиной раза – а на ознакомление дается всего три проезда, последний из которых уже должен быть окончательной проверкой стенограммы. «Это ралли» – сказал Соколов.

Очень приятно также в 35-градусную жару прокатиться с включенной печкой и открытыми нараспашку окнами по грунтовке – оказывается, пыль удлиняет ресницы лучше любой туши, разве что цвет неподходящий, а волосам придает неподражаемую укладку, и на лице остаются грязные разводы от очков. Привычка закрывать дверь, хватаясь за раму, так как ручки не предусмотрены, останется у меня минимум на пару недель.

На самом деле, ознакомление обычно проходит на гражданских машинах – со стеклоподъемниками и даже кондиционерами. Но у нас был особый случай. Для нашего «Опеля» – кстати, его зовут Шершавчик и про него будет отдельный рассказ – необходима была проверка боем. Не зря. Все, что можно было оторвать в первый день, мы оторвали – на самом деле оказались только болты защиты. А вот реальная проблема – со второй и четвертой передачами: их выбивает. Коробка у тренировочной машины стандартная, как, в принципе, и все остальное (не считая амортизаторов). Провозившись с машиной всю ночь, механики так и не смогли исправить эту беду, а на ралли в Стругах на четвертой передаче проезжаются почти все повороты...
Закатавшись, мы не успели пройти техком, который и так переносили. Оставалась последняя возможность – до старта гонки показать машину комиссарам. «Это ралли» – сказал Соколов.
Возвращаясь, были справедливо остановлены за превышение скорости сотрудником ДПС, который, наклонившись над открытым окном, начал неудержимо кашлять от пыли. Разговор завершился очень быстро и в нашу пользу.
Вечером 1 июля мы притворялись, что ничего не происходит – пили красное вино, доедали шашлык и смотрели в небо. Ну, я пролистала стенограмму перед сном. Кстати, нашла для себя прекрасное решение для концентрации на сложных поворотах – выделять их на бумаге цветными карандашами.
А утром 2 июля завертелось. Вместо маек и шорт – наглухо застегнутые бело-черные комбинезоны, наготове шлемы. Astra отмыта от вчерашних сантиметров пыли и бодро мчится, уводя за собой вереницу наших собственных машин сопровождения. Народ тянется в сторону Струг и с обочин восторженно машет руками. Ралли начинается.


Техком мы проходим в последние десять минут: на аккумулятор приходится приделать пластиковую половину от пустой канистры из-под какой-то омывайки да оторвать серийный замок капота. Успели!
На самом деле Диме Соколову в этот раз пришлось возиться со всеми нами – ни у штурмана, ни у механиков, ни у зрителей не было никакого опыта участия в этой вакханалии. Надо было понять, где сервисная зона, где заправочная, куда ехать смотреть допы. Я больше всего волновалась за КВ – пункты контроля времени. Штурман следит за контрольной картой, по которой надо подсчитывать, когда нужно приезжать на старт очередного спецучастка, и ни в коем случае не отклоняться от графика.
Но все получилось! Мы справились со всеми судьями, благополучно – с закрытыми окнами! – доехали до первого допа. Быстро промчать его не удалось – вылетающая четвертая передача жестоко ограничивала нашу скорость. Зато у меня было время успокоиться и войти в ритм.








Первый сервисный перерыв – целых два часа. Механики в ужасе смотрят на машину, от которой пытается сбежать задний бампер, и приклеивают его скотчем. Но им не приходится смотреть на развороченную морду или мятую крышу – пяток таких машин притаскивают с трассы после первого же допа. «Не смотри на них» – говорит Соколов.
Атмосферу внутрираллийной тусовки пересказать невозможно. Твои соперники для тебя – не конкуренты и не враги, а люди, объединенные общей страстью, которые готовы поделиться ручкой, водой или теньком. Узнать про других, рассказать про себя... Это те самые люди, которые продают машины и квартиры – чтобы участвовать. Это ралли.

Но вот мы рвем дальше, теперь все сложнее: проезжаем не один разминочный СУ, а сразу два, с промежуточным перегоном. Пытаемся чуть ускоряться – для этого Диме приходится держать четвертую передачу правой рукой, а рулить одной левой, как заправскому таксисту. Но нагоняем время!

Еще один сервисный перерыв, всего 30 минут. Жара плавит комбинезоны, вода испаряется раньше, чем попадет на кожу, до машины невозможно дотронуться – но мы в игре. С дистанции сошли уже под пятнадцать экипажей.
Кто-то из группы поддержки спрашивает: «Без приключений? Ну, без приключений не так интересно!» – «Смотря без каких... Это ралли», – отвечают с соседней сервисной площадки.
Солнце в зените, очки как будто стекают по щекам расплавленным пластиком и стеклом, шлемы сжимают рассудок. Отмеряем секунды на КВ – можно стартовать. Я вижу, что повороты почему-то теперь мелькают намного чаще, а за расстояние в 150 (метров) уже не хватает времени вздохнуть. Даже немного полетали, подпрыгнув на трамплине. Я объявляю финиш и слышу, как Дима говорит в переговорке: «Мы наконец поехали почти быстро – одной левой. Только вот кажется, мы кипим». Через запыленное жарой лобовое виден дымящийся капот и судьи, с опаской отклоняющиеся в сторону.









До следующего допа – час на перегон и 60 км по грунтовке посреди леса. Вентилятор отрубился – стрелка температуры давно в красной зоне, из-под капота шпарит пар. Мы останавливаемся, выставляем аварийку, открываем капот. Ехать дальше нельзя.

Я не знаю, какой патрубок стал плавиться от раскаленного мотора. Помню, что у нас было две маленьких гламурных бутылочки с водой и ни одной отвертки. Но это ведь ралли. Никто из семи экипажей, следовавших за нами, не проехал мимо. Останавливаться на маршруте и передавать соперникам жидкости и инструменты запрещено. Но каждый поделился своим запасом воды, нашлась даже «отвертка» – чей-то швейцарский нож. Если бы не эта помощь, мы бы так и остались на пыльной дороге посреди леса. В частности, спасибо экипажу с участием нашего коллеги из журнала Car Алексея Шмелева – Леш, без твоей бутылки бы не обошлись!









Дима каким-то чудом уговорил машину, когда до нашего старта на пятом допе оставалось семь минут и несколько десятков километров. Плюс 15 минут дополнительного времени, которые пенализируются, но позволяют остаться на дистанции. Времени закрывать окно и пристегиваться не было – как оказалось, именно эти сэкономленные 10-15 секунд нас спасли.

Я не знаю, какая была скорость – спидометр не работал. Под двести? Когда мы гнали к последнему допу в раскаленной машине с включенной печкой через огненную пыль, за которой угадывались очертания молчаливо ждущего нашего поражения леса, а в салоне кружило облако поднятого песка, я поняла наверняка: не ту трассу назвали Green Hell. Зеленый ад – это не Нюрбургринг, на котором я никогда не была, это грунтовки Псковской области, зеленый лес и больше 40 градусов в машине в плотном комбинезоне. И отчаянная попытка успеть.









Мы успели. Мы объезжали через бревна и кусты выстроившиеся на свой старт машины – часть из них останавливалась помочь нам в дороге. Мы подлетели к КВ в тот момент, когда заканчивалась наша последняя минута дополнительного времени.
Заботясь о машине, этот доп мы проехали спокойно. Мы аккуратно пересекли финиш и так же аккуратно, чтобы не перегреть автомобиль, поехали на прописанную в регламенте мойку. И самым удивительным за этот непересказуемый день был мальчишка в пыльных от поднятыми машинами клубов шортах, который подошел к нам с листочком бумаги и попросил расписаться.

Это был наш первый выезд на настоящие гонки. Для Шершавчика, для меня, для ребят-механиков, даже для Димы, который участвовал в ралли сто лет назад и уж точно не имел дела с командой новичков. Мы не заняли призовых мест – хотя было бы неплохо! Но мы доехали до финиша, наплевав на выбитую четвертую передачу и закипевший мотор, и доехали даже далеко не последними.
«Тебе понравилось ралли?» – спросил Соколов. Я не знаю, что ответить. Понравилась ли мне горячая пыль, бьющая в лицо, раскаленный шлем, безумная гонка, испорченный маникюр? Даже мой ноутбук раскалился, пока я писала все это. Понравилось? Не знаю. Но я очень хочу поехать на следующий этап. Наверно, это и есть ответ. Мне хочется переживать такие озарения, которые приходят, когда за два дня прожигаешь несколько лет. Когда общаешься на одной волне с этими людьми, которых как будто знаешь с детства. И чтобы можно было сказать: «Проверено на ралли».
Комментарии