Прислуга, игрушки и решение Кремля. Тест-драйв самых редких Renault
Прислуга, игрушки и решение Кремля. Тест-драйв самых редких Renault
Фото: Renault
Тест-драйвы 7 мая
Евгений Багдасаров
Тест-драйвы 7 мая
Евгений Багдасаров
Прислуга, игрушки и решение Кремля. Тест-драйв самых редких Renault
Renault в России ассоциируется, прежде всего, с «Логанами» и «Дастерами». Но когда-то французская компания выпускала большие роскошные автомобили

Самое сложное — заправить в поворот длиннющий, увенчанный пятиконечной звездой капот. Пятиметровый автомобиль с трудом помещается на французских загородных дорожках, но 85 лет назад, когда черно-зеленая Renault Vivastella была выпущена, все дороги были такими, а то и хуже. Хотя встречные машины были редкостью и уж точно не пришлось бы разъезжаться в повороте с бетономешалкой.

Бренд Renault у нас прочно ассоциируется с «Логанами» и «Дастерами», максимум с юркими европейскими хэтчбеками и компактвэнами. Но когда-то французская компания выпускала большие роскошные автомобили. Например, 40CV c 9-литровым рядным мотором и весом под три тонны — на таких в 1920-х ездили французские президенты.

Были у Renault и недорогие выносливые автомобили — их активно закупали таксопарки, не только парижские, но даже лондонские. Марнский эпизод, когда такси перевозили войска союзников и тем самым спасли Париж, прославил машины с необычными покатыми капотами. К 120 годам Renault накопила внушительную коллекцию автомобилей и на части из них в честь юбилея можно поездить.

Характерные носы, как будто человеческие по форме, были долгое время отличительной чертой Renault: радиатор у машин вплоть до начала 1930-х располагался позади мотора. Нос Vivastella — как у всех, а решетка радиатора вместо знакомого ромба увенчана пятиконечной звездой — на зависть любому советскому автомобилю. Stella присутствовала в названии автомобилей этого роскошного семейства. Это был фактически роскошный бренд вроде Infiniti, и Vivastella — не самая дорогая модель в ряду, выше нее стояли Reinastella и Nervastella c рядными «восьмерками».

На задний ряд садишься почти не пригибаясь, с широченной подножки. Места тут столько, что поместились даже складные стульчики-страпонтены еще для двух человек из прислуги. Интерьер, согласно представлениями о роскоши того времени, обит шерстяным сукном и выглядит скромно.

Задние окошки сделаны опускающимися — это своего рода климат-контроль. Для вентиляции салона можно еще поднять воздуховод над капотом и приоткрыть лобовое стекло. Зимой единственным источником тепла становится двигатель, а шерстяное сукно — защитой от холода. Никаких подогревов и прочих благ цивилизации.

Люди того времени, видимо, были покрепче и кроме устойчивости к холоду, могли похвастаться вестибулярным аппаратом космонавта. Иначе бы не выдержали долго на пухлом диване, поставленном прямо над задней осью. Его пружины вместе с длинными рессорами подвески укачивают так, что я вскоре переместился на раскладной стульчик, а потом попросился за руль.

Передний диван установлен слишком далеко и никак не регулируется — сидишь сгорбившись. Длинная педаль сцепления никак не закончится, а тормозов почти что нет, так что лучше всего замедлять машину, используя особенности рельефа. И держать на всякий случай серьезную дистанцию. Поворотников на этой машине нет, так что намерения приходится обозначать рукой из окна.

По теме:

Руль, кстати, установлен слева, что тогда было редкостью. Историк Жан-Луи Лубэ, который стал на несколько увлекательных часов нашим гидом по истории Renault, рассказал, что в те времена французы предпочитали ездить по правой стороне с правым рулем. Во-первых, потому что шоферу не приходилось обходить машину, чтобы открыть пассажирам дверь — а это было одной из его обязанностей. Во-вторых, так было лучше видно обочину — межвоенные французские дороги не отличались особым качеством и шириной. Водить по ним громадные 5-метровые автомобили было тем еще приключением. А встроенные домкраты намекают, что колеса в те времена прокалывали часто.

«Хррусть!» — это включается несинхронизированная первая. Передач всего три и на последней можно ехать всю дорогу и даже преодолевать невысокие подъемы. Двигателя объемом 3,2 л должно более чем хватать машине весом 1,6 тонны, и Vivastella может разогнаться до 110 км/ч. В реальности скорость вдвое меньше не только по причине тормозов: ископаемому мотору вредно долго держать высокие обороты.

Люфт руля, внушительные ходы рычага и педалей — об удобстве и комфорте наемного человека никто особо не задумывался. Шофер был не только признаком достатка, он еще выступал посредником между сложной в управлении машиной и не привыкшим к труду владельцем. Дождь не должен быть страшен такому человеку, поэтому в роскошной Nervastella шофер сидит под открытым небом, а пассажир — в закрытой кабине, оборудованной механическим настенным календарем и переговорной трубкой.

В своем первом автомобиле Луи Рено, похожий усами и котелком на Чарли Чаплина, еле помещался. Первый Renault с закрытым кузовом вообще напоминал шкаф на колесах. Став известным автопроизводителем, конструктор не горел желанием выпускать маленькие машины.

Массовая недорогая модель на послевоенный период была инициативой инженеров компании во главе с техническим директором Фернаном Пикаром. Эта история преподносится как подвиг — Франция была оккупирована, а на заводе Renault верховодили немцы. В то же время автомобиль получился подозрительно похожим на VW «Жук» и тоже был заднемоторным. К финальной доработке, по слухам, привлекали Фердинанда Порше, который после войны попал во французскую тюрьму.

Луи Рено также отправился за решетку по обвинению в коллаборационизме — в заключении он и умер при невыясненных обстоятельствах. Производство новой модели 4CV разворачивалось уже на национализированном предприятии.

В продажу новый Renault 4CV пошел в 1947 г. и вскоре стал самой популярной моделью во Франции. Переднюю часть машины украсили бутафорской решеткой радиатора, чтобы уменьшить сходство с «Жуком». Кузов ради удобства сделали четырехдверным. Рычаг коробки передач размером с подрулевой переключатель современного автомобиля, круглые педали-шашки, тонкие кузовные стойки. Автомобиль такой маленький, что напоминает игрушку. Позже в музее я увидел разрезанные мотор и коробку 4CV — миниатюрные поршни, шестеренки.

В то же время, чтобы попасть внутрь через широкую распашную дверь, не обязательно практиковать йогу. При желании в салон можно попытаться втиснуть четверых взрослых — места сзади неожиданно много, естественно, для автомобиля длиной всего 3,6 метра. От двигателя объемом всего 0,7 л и мощностью 26 л.с. сюрпризов не ожидаешь, но тянет он бодро — весит 4CV всего 600 кг. Главное добавлять газу при старте. Едет он быстрее и охотнее величественной «Вивастеллы». Управляется азартно — руль короткий и, несмотря на мотор сзади, вполне стабилен в поворотах. Вот только первая передача по-прежнему не синхронизирована и включается только на месте.

Renault 4CV — идеальный автомобиль Пьера Ришара и такой же наивный и смешной, как комедии с его участием. После успеха этой модели компания сосредоточилась на маленьких, дешевых и экономичных моделях. «Автомобиль-джинсы» Renault 4 вышел на рынок в 1961 г. Конструкторы Renault проектировали модель для мужчин и женщин, городских и деревенских, для отдыха и работы.

Автомобиль крепкий и неустаревающий. Вместительный кузов напоминает одновременно универсал и фургон, защитные накладки и запас под днищем делают «четверку» похожей на кроссовер. Торсионная подвеска не боялась плохих дорог и позволяла при желании увеличить дорожный просвет. Два человека с помощью специальных ручек могли вытащить легкий автомобиль из грязи. Огромная задняя дверь и задранная корма намекают на то, что можно не бояться загружать этот автомобиль под крышу. Капот, откидывающийся заодно с крыльями, здорово облегчает ремонт.

Водительское кресло похоже на раскладной стульчик, боковые окна сдвижные. Внутри Renault 4 красив, как вывернутые наизнанку джинсы — грубые сварные швы и силовая структура почти ничем не прикрыты. В то же время в этой ажурной конструкции есть место эстетике, а потолочная панель, отштампованная из чего-то дешевого, расчерчена стильным ромбическим узором.

На машины первых лет выпуска ставились все те же моторчики от 4CV, но уже спереди. Луи Рено вряд ли одобрил привод на переднюю ось — это было наследие его заклятого соперника Ситроена. В то же время такая компоновка давало маленькому автомобилю вместительный кузов с плоским полом и удобный багажником.

Из передней панели торчит кочерга, переключающая передачи — такие использовали на довоенных «Вивастеллах». Вперед — первая, назад — вторая, право и вперед — третья. Есть в этом процессе что-то от перезарядки оружия. Производство Renault 4 продолжалось до начала 1990-х, а на конкретной машине выпуска 1980 г. стоит более мощный мотор 1,1 л мощностью 34 л.с., с которым вполне достижимы скорости 89-90 км/ч. Но ехать быстро неуютно: в поворотах автомобиль опасно кренится и из последних сил цепляется тонкими шинами за асфальт. Переднее колесо уходит внутрь арки, а заднее норовит оторваться от земли.

Renault 4 разошелся тиражом в 8 млн единиц. Для Европы это был «автомобиль-джинсы», для стран Африки, Латинской Америки и Восточной Европы — «автомобиль-калашников», потому что простой и неприхотливый.

Параллельно в 1972 г. на тех же агрегатах разработали более городской вариант — Renault 5 с широкими композитными бамперами, не боящимися контактной парковки. Внутренние ручки дверей с углублениями в кузове, квадратные фары — это же «Ока», только с французским шармом. Чего стоит корма с сильным наклоном задней стойки и вертикальными фарами. Или передняя панель из ребристой шкуры Дарта Вейдера и с его же системой жизнеобеспечения вместо приборной панели.

Передачи переключаются напольным рычагом, ручник тоже привычного типа. Если «грузовая» подвеска Renault потряхивала, то этот автомобиль едет намного мягче. И довольно бойко, несмотря на мотор объемом менее литра. Даже и не скажешь, что «Пятерка» выпуска 1977 г. — музейный экспонат.

Renault 16 выпущен еще раньше, в 1966-м, но едет он совсем как современный автомобиль. Двигатель объемом 1,4 л и мощностью 54 л.с. неожиданно резв и наконец позволяет разогнаться свыше 100 км/ч. Мягкой подвеске позавидует любой современный кроссовер. Разве что переключение передач на рулевой колонке непривычно. Даже известный радиоведущий Александр Пикуленко, который водил этот автомобиль в бытность испытателем на АЗЛК, не сразу приспособился.

Renault 16 был во многом эпохальным автомобилем. Это первый за много лет крупный автомобиль компании — 4,2 м в длину. Он получил титул европейского автомобиля года в 1965 г. и фактически стал родоначальником моды на хэтчбеки. Что неудивительно — R16 очень красив: эффектный наклон задней стойки, передняя панель с обивкой кирпичиками, узкие прорези приборов.

В СССР Renault 16 рассматривали в качестве альтернативы Fiat 124, будущим «Жигулям». Эту историю подтверждает и Александр Пикуленко. В итоге в Кремле выбрали более привычный автомобиль. «Француз» же не только выглядел необычно, он еще был необычно устроен: торсионная подвеска, передний привод с коробкой передач, расположенной перед двигателем. По мотивам дизайна Renault 16 был создан «Иж-Комби», но даже жаль, что производство оригинала не развернули в СССР. История нашего автопрома пошла бы по другому пути, да ездили бы мы сейчас на других Renault.

Впрочем, и сейчас Renault меняется. Logan уже не так популярен, как раньше, помимо аскетичного «Дастера», появился стильный Kaptur, а флагманом модельного ряда стал большой кроссовер Koleos. Еще одну новинку компания готовится показать на Московском автосалоне.

Комментарии