Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам
Шоферское дело: кому давали права и как ездили
Шоферское дело: кому давали права и как ездили
Автоньюсъ-1917 7 ноября
Евгений Багдасаров
Автоньюсъ-1917 7 ноября
Евгений Багдасаров
Шоферское дело: кому давали права и как ездили
Подготовкой шоферов занимались специальные учебные заведения. Например, школа Autotechnikum предлагала пройти полный курс обучения с практической ездой на автомобилях системы «Гочкис», «Опель», «Шульц» и «Форд»

Для регистрации автомобиля владелец должен был предоставить в Городскую управу точные сведения об автомобиле и его назначении, количестве лиц, допущенных к управлению. И сам автомобиль – на испытания. В случае удовлетворительного решения комиссии он платил сбор и получал отдельный номер-жестянку. Он крепился на автомобиле сзади и действовал год, одновременно являясь чем-то вроде талона техосмотра.

Чтобы отличить просроченные номера, в Петербурге меняли форму жестянок, их цвет и шрифт, а в Москве – только цвет фона и цифр. Кроме того, владелец получал разрешение в виде книжки с напечатанными в ней правилами движения. При этом он должен был быть свободен от органических недостатков, которые мешают управлять.

Кроме того, существовало еще одно «шоферское» разрешение для профессиональных водителей – его могли получить лица, достигшие 21 года, грамотные и разбирающиеся в устройстве автомобиля. Шоферская книжка была нескольких разрядов. Первый позволял ездить на автомобилях мощностью до 10 л.с., второй – на более мощных, третий – на грузовиках и автобусах. За грубую езду или нарушение порядка передачу автомобиля лицам без прав книжку могла отобрать полиция.

Экзаменуемый должен был выдержать устный экзамен. Шоферы такси должны были знать еще и правила таксомоторов. Далее в случае успеха сдавалась практическую часть. От будущего шофера требовалось проверить тормоза и приборы, завести и заглушить мотор. Он должен был уметь разъезжаться со встречными, маневрировать в узком месте, переключать передачи. Заключительная часть подразумевала поездку по оживленным улицами города.

Подготовкой шоферов занимались специальные учебные заведения. Например, школа Autotechnikum при Первых Политехнических курсах в Санкт-Петербурге предлагала пройти полный курс обучения с практической ездой на автомобилях системы «Гочкис», «Опель», «Шульц», «Форд» и «Радиа-Вюльп». Стоил он 125 руб., а за дополнительные часы предлагалось доплатить еще 25 рублей. По состоянию на апрель 1914 г. школа выпустила более 800 шоферов. Шоферское удостоверение получила даже одна женщина, во только на работу ее брать никто не хотел.

Не все учебные заведения относились так тщательно к процессу. Иногда лектора окружали сразу 40 человек и не слышали, о чем он говорит. На курсах, имеющих собственные таксомоторы, учеников пару недель заставляли мыть машину и только затем – смотреть, как производится ремонт.

«Не так давно мне удалось испытать на практике такого ученого шофера и, сознаюсь, я пережил много неприятных минут, когда мне пришлось убеждать его шаг за шагом, что он далеко не превзошел все автомобильные науки. Я уже не буду говорить о том, что он не сумел даже отвинтить вентили у шин и был озадачен, когда я ему сообщил, что нельзя упираться в камеру концами рычагов при надевании покрышки. Нечего, конечно, и говорить о том, что он пытался запустить мотор, но накачав давления в резервуар и не справившись с положением рукояток, менял скорости со скрежетом зубовным. Дело кончилось тем, что он, проезжая на третьей скорости по довольно узкой улице, после моей команды «назад» сделал попытку завернуть, не убавляя хода, причем въехал на панель, и если бы я у него не вырвал из рук руль, катастрофа была бы обеспечена», – писал Нагель в журнале «Автомобиль».

По распоряжению градоначальника генерал-майора Д.В. Драчевского было издано обязательное постановление о порядке езды по Санкт-Петербургу на автомобилях.


Каждый автомобиль должен быть снабжен:

1) Приспособлениями для моментальной остановки экипажа и для дачи заднего хода;

2) Приспособлением, которое лишало бы посторонних лиц возможности пускать в ход автомобиль во время отсутствия управляющего им;

3) Пневматической грушей или электрическим прибором (гудком) для подачи сигналов;

4) Не менее чем одним передним фонарем, силою света не более 25 свечей и задним фонарем, со стеклом молочного цвета, на которое приделывается номерной знак со сквозными цифрами. Фонари должны быть зажигаемы одновременно с уличными. Открывание глушителя и употребление других сигналов, кроме перечисленных в сей статье, воспрещается.

К управлению автомобилем не допускаются лица, не имеющие удостоверения начальника полицейского резерва об отсутствии препятствий к допущению их управлять автомобилем; удостоверение о знании устройства автоматических двигателей и медицинского свидетельства об отсутствии органических недостатков, мешающих управлению автомобилями (близорукость, глухота и т.п.).

Скорость движения при езде на автомобилях не может превышать 15 верст в час. Автомобиль должен подчиняться всем вообще правилам для езды по городу, на поворотах и переездах – двигаться самым медленным ходом и не срезать углов. Объезд автомобилями движущихся экипажей производится с левой стороны по направлению движения.

При замедлении хода, остановках и поворотах, шоферы, с целью предупреждения едущих сзади, должны подавать знак рукой. При переходе автомобиля от одного хозяина к другому, последний обязан немедленно сообщить начальнику полицейского резерва о приобретении им автомобиля. Виновные в нарушении обязательного постановления подвергаются аресту до трех месяцев или штрафу до 500 рублей.


В Москве разрешалось ехать 20 верст, в Харькове – не более 12, в Одессе – не быстрее 15-20, в зависимости от улицы. Уже первый российский автолюбитель, издатель и редактор популярной городской газеты «Одесский листок» Владимир Навроцкий получил от полицмейстера внушение за то, что ехал быстро.

«Увеличивающееся с каждым днем хулиганство петербургских шоферов, к сожалению, вошло в обиход столичной жизни. Редкий день обходится без того, чтобы кого-нибудь они не искалечили», – жаловалась одна газета. Другая удивлялась: вопреки установившейся практике не автомобиль налетел на извозчика, а извозчик на автомобиль. В итоге в машине вдребезги разлетелись стекла и повреждены шины. Автомобили сбивали людей, таранили магазины, сбивали столбы и шлагбаумы. Случалось, что шофер был трезв и не хулиганил, но просто не справлялся с управлением – остановить автомобиль с механическими тормозами и только на задних колесах было непростой задачей.

Московская полиция ловила нарушителей за то же, что и современных. Шофер Иван Елисеев был подвергнут денежному штрафу за то, что быстро мчался на повороте и не имел на автомобиле зажженных фонарей. Григорий Заботкин вынужден был заплатить 25 руб. за то, что ехал очень быстро серединой улицы и не исполнил требования полиции следовать правой стороной. Владимира Сковородникова московская полиция оштрафовала за езду левой стороной на 15 рублей. При неуплате всем троим грозил арест.

Некоторые лихачи нарочно заказывали особое приспособление для «свободного выпуска газа», дабы обращать на себя общее внимание. Например, потомок одной старинной винно-фруктовой фирмы любил производить своим автомобилем треск и грохот преимущественно на углу Невского и Морской.

Кажущаяся простота путешествий на автомобиле в Европу обманчива. Люди подобные Андрею Нагелю бредили «большим туризмом», но многих, кто отваживался выехать, например, из Петербурга в Ригу ожидала масса приключений.

«На шоссе всюду масса щебня, который рвет шины, невероятно нелепые горбатые мостики, которые выбрасывают пассажиров из коляски и ломают рессоры и скромно проваливаются под грузовиком; бессмысленные камни и канавы на обочинах, мешающие разъехаться, отвратительные перевалы через рельсы и прочее. Словом было лишний раз доказано, что есть автомобили, приспособленные для русских дорог, но нет русских дорог, приспособленных к другому способу сообщения, кроме аэропланов», – писал журнал «Автомобиль» об одном из лучших шоссе.

При этом Императорское российское автомобильное общество организовало ряд бензиновых станций в Прибалтике и собиралось оснастить ими все главные маршруты. Станции должны были располагаться на расстоянии 200 верст и помимо топлива служили складами шин и инструментов.


Советы дореволюционному автомобилисту:

- Не покупайте себе машину, если вы не в состоянии полюбить ее

- Не принимайте сильное желание ехать за умение ехать

- Каков за машиной уход, таков у машины и ход

- Учитесь медленно ехать под гору. А скоро – всякая баба сумеет

- Не покидайте автомобиля, пока мотор вертится, иначе непременно найдется шалун, который вас заставит пробежаться к великой радости зевак

- Причинив кому-нибудь вред, не удирайте, но подайте посильную помощь

- Имейте при себе фотографическую карточку, засвидетельствованную в полиции. Она для полиции полезнее, чем паспорт

- Лошадь пропитывается страхом постепенно. Поэтому иногда полезнее проскочить. Встречная лошадь пугается больше, чем обгоняемая

- Когда встречный возчик ругается, или толпа зевак над вами глумится, будьте глухи и немы, чего бы это вам не стоило

- Ничто так не закаляет молодой характер, как вынужденная остановка автомобиля

- Хулиганство на автомобиле отвратительно. Хуже его разве только обывательское хулиганство, направленное против автомобиля.

П.К. Энгельмейер «Автомобиль, мотоциклет, моторная лодка».


Комментарии