Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам
Проклятие Marussia. Кто предсказал гибель Жюля Бьянки
Проклятие Marussia. Кто предсказал гибель Жюля Бьянки
Статьи 18 июля 2015
Статьи 18 июля 2015
Проклятие Marussia. Кто предсказал гибель Жюля Бьянки
Гонщик Формулы-1 умер в больнице спустя 9 месяцев после аварии на Гран-при Японии...
В ночь 18 июля в Университетском клиническом центре Ниццы скончался 25-летний гонщик Формулы-1 Жюль Бьянки. Француз провел на грани жизни и смерти 9 месяцев: на Гран-при Японии 2014 года спортсмен попал в аварию, после которой не приходил в сознание. Пилоту был поставлен диагноз диффузное аксональное повреждение головного мозга. За прошедшее время Бьянки провели несколько операций, перевезли из японской префектуры Миэ во Францию и даже на некоторое время вывели из искусственной комы. Лечение не помогло.

Сразу после известия о гибели Бьянки президент Франции Франсуа Олланд назвал Жюля «надеждой французского автоспорта», а хэштег RIPJules («покойся с миром, Жюль») возглавил мировые тренды твиттера. Свои соболезнования выразили многие бывшие и действующие пилоты Формулы-1, отдельное сообщение - появилось на странице команды Manor Marussia, за которую Бьянки выступал в 2013 и 2014 году. Тон заметки не напоминает о том, что с Manor Marussia до сих пор не сняты подозрения о причастности к трагической аварии.

Виновные не найдены, суд возможен


Официальная причина аварии Жюля Бьянки в октябре 2014 года звучит так: гонщик не достаточно снизил скорость в седьмом повороте и вылетел с трассы. Этот довод значится в пояснительной записке к отчету Международной автомобильной федерации (FIA), которая занималась расследованием инцидента. Иными словами, регулятор, который определяет правила Формулы-1 и следит за их соблюдением, возложил ответственность за гибель пилота на самого Бьянки.

С такой трактовкой не согласна семья пилота - родители, брат и сестра Жюля. Отец гонщика Филипп Бьянки нанял адвоката, который на протяжении нескольких месяцев собирает свидетельства и документы, которые могли бы оспорить обвинения федерации.

Выводы FIA действительно не так однозначны. Инцидент начался с того, что в том же самом месте с управлением не справился пилот Sauber Адриан Сутил. Машина немца замерла в гравийной ловушке, после чего к болиду направился эвакуатор. Именно в этот эвакуатор затем влетел автомобиль Жюля Бьянки: машина поднырнула под трактор, голова пилота на полном ходу врезалась в металлический корпус подъемника, а вся левая часть болида оказалась смята от столкновения с заведомо более крупным и тяжелым транспортным средством. Уже зацепленный болид Сутила тем временем сорвался с крюка и рухнул на землю.

Когда экс-президент FIA Макс Мосли рассуждает о собственных достижениях в вопросах повышения безопасности гонок и указывает на то, что своими действиями FIA спасла 20 тысяч жизней, он имеет в виду защиту пилота от столкновения со стеной или с другим участником соревнований. Никакой защиты от прочих инцидентов не предусмотрено: 700-килограммовый болид Формулы-1 просто не рассчитан на столкновение с движущимся объектом весом несколько тонн. И если ошибка Сутила привела всего лишь к сходу с дистанции, то ошибка Бьянки должна была закончиться точно так же. Если бы на пути Жюля не оказался трактор.


«Меня всегда ужасает, когда они выводят трактор John Deere на трассу. Если один болид появился в том месте, то и все болиды могут. Однажды кто-нибудь окажется под этим трактором, и это очень меня пугает. В Венгрии они вообще вывели на трассу гигантские погрузчики JCB, я даже не знаю, под чем страшнее оказаться», - сообщил ранее бывший пилот Формулы-1, а ныне комментатор Гран-при на британском телевидении Мартин Брандл.

Эксперт сделал заявление в 1998 году - за 16 лет до аварии Бьянки. За это время никто не отреагировал на слова Брандла, а организаторы продолжали использовать тяжелую технику во время гонок. При этом избавиться от возможных рисков можно было бы простой и действенной мерой ― нейтрализацией Гран-при на время эвакуации. Гонку можно прервать красным флагом или перевести в режим автомобиля безопасности ― такие решения находятся в полной компетенции FIA и ее гоночного директора Чарли Уайтинга. Почему в Японии-2014 федерация не вывела на трассу машину безопасности, до сих пор не ясно: пейс-кар вынудил бы пилотов замедлиться, и в теории авария могла не произойти.

Существует гипотеза, что FIA не хотела запрещать борьбу в целях повышения зрелищности. Федерация могла бы отвести от себя подозрения, если бы обнародовала отчет об аварии. Вместо этого 396-страничное исследование остается документом для внутреннего пользования ― в свободном доступе размещен только краткий пересказ отчета. Впрочем, даже публикация документа не смогла бы ответить на все вопросы: в этом расследовании FIA берет на себя роль арбитра, в то время как в итоге может оказаться соучастницей.

Еще один спорный момент ― шины, на которых выступал Бьянки. В момент усиления дождя Жюль использовал изношенный промежуточный комплект, предназначенный для подсыхающей или не слишком влажной трассы. Команда Manor Marussia, разрабатывающая тактику пилота и следящая за его резиной, не спешила зазывать гонщика на пит-стоп: конюшня хотела подольше подержать француза на старых покрышках, чтобы получить преимущество перед теми, кто останавливался чаще. Стоило дождю усилиться, как с трассы вылетели ровно те пилоты, что до последнего оттягивали пит-стоп: Сутил и Бьянки.

Правоохранительные органы Японии не стали обвинять кого-то в провокации аварии на Гран-при Формулы-1 в октябре прошлого года, но это может сделать отец Жюля Филипп Бьянки. Француз не раз говорил, что не верит отчету FIA, и что подача судебного иска вполне возможна.

Второй за 3 года: почему гибнут пилоты Marussia


Участники Формулы-1 не погибали на трассе с 1994 года, но за последние три года в чемпионате мира произошли сразу две фатальные аварии. Оба погибших спортсмена пилотировали Marussia.

В июле 2012 года запасная гонщица российской команды Мария де Виллота опробовала болид Формулы-1 на закрытых тестах в британском Даксфорде. Чтобы познакомить испанку с болидом Формулы-1, команда арендовала взлетно-посадочную полосу на гражданском аэродроме для частной авиации. Площадка не лицензирована для проведения испытательных заездов Формулы-1, поэтому команда решила ограничиться заездом по прямой. Прежде де Виллота не участвовала в Гран-при и даже не имела суперлицензии, которая позволила бы ей выйти на старт: в таких условиях от Марии вряд ли можно было требовать досконального знания устройства болида и принципов его поведения.

Во время заезда де Виллота начала слишком быстро приближаться к грузовику, на котором болид доставили на тесты ― почему-то команда решила припарковать грузовик прямо на взлетно-посадочной полосе, где Марии предстояло тренироваться. Чтобы успеть замедлиться, де Виллота резко нажала на тормоз. Умная электроника болидов Формулы-1 распознала высокую вероятность остановки мотора и в автоматическом режиме подняла обороты двигателя. Система существует для защиты силовой установки от аварийного отключения: принцип действия знают все активные пилоты Формулы-1. Де Виллоту об этом не предупредили ― после аварии Мария призналась, что команда не провела инструктаж, связанный с принципом замедления и последствиями экстренного торможения.

В результате машина резко ускорилась и врезалась в командный грузовик: голова де Виллоты вошла в выдвинутую платформу, с которой автомобиль выгружали на асфальт. Мария лишилась глаза.


Год спустя де Виллота умерла в отеле в Севилье. Вскрытие показало, что смерть испанской гонщицы была вызвана черепно-мозговой травмой, которую она получила в аварии на тестах. После столкновения Мария лишилась способности различать запахи и вкус, страдала от ежедневных головных болей и постоянно принимала медикаменты. В мае 2015 года отец гонщицы Эмилио де Виллота пообещал «предпринять юридические действия для привлечения к гражданской ответственности» лиц, которые допустили смерть Марии «в результате халатности».

В обоих случаях гоночный коллектив Manor Marussia избежал официальных обвинений. После аварии де Виллоты команда даже провела собственное расследование. Вердикт: машина была исправна, команда не виновата. Такую позицию раскритиковала даже FIA. «Это возмутительно. Marussia решила переложить личную ответственность на де Виллоту, - заявил вице-президент Международной автофедерации Карлос Грасия. - На пути Марии было препятствие, а для головы пилота открытая дверь тягача – словно нож».

Надежда Ferrari, замена для Райкконена


До своей гибели Жюль Бьянки считался одним из наиболее перспективных гонщиков Формулы-1 нового поколения. Менеджером француза был сын президента FIA Жана Тодта Николя, а сам Жюль входил в программу поддержки молодых пилотов Ferrari. Девять лет назад другой воспитанник этой программы, Фелипе Масса, попал в основной состав Scuderia после нескольких лет выступлений в командах поменьше.

В 2009 году 20-летний Бьянки выиграл Евросерию Формулы-3 ― главное первенство континента для молодых пилотов, претендующих на «Королевские гонки». После этого Жюль перешел в GP2, последнюю ступеньку перед Формулой-1. Здесь карьера француза забуксовала: дебютанту пришлось соперничать с пилотами, которые провели в этом чемпионате по 3-4 года. Тем не менее, Бьянки дважды завершал чемпионат на третьей позиции, после чего подписал контракт резервного пилота с командой Формулы-1 Force India.

В 2013 году Бьянки оказался в Marussia. Жюлю повезло: у основного пилота российской команды Луиса Рации не оказалось денег на оплату места, и за два месяца до старта сезона в гоночном коллективе образовалась вакансия. У самого Бьянки не было щедрых спонсоров, однако владелец Marussia Андрей Чеглаков согласился взять французского пилота в команду без денег и даже предложил ему зарплату. Коммерсант рассудил, что темп Жюля принесет команде больше преимуществ, чем спонсорская поддержка очередного медленного «рента-драйвера».


Расчет оправдался: в 2014 году Бьянки стал первым и единственным пилотом, который принес Marussia зачетные очки. На сложнейшем Гран-при Монако Жюль финишировал девятым. Заработанные пилотом два балла позволили команде подняться на десятую строчку в Кубке конструкторов и заработать $40 млн призовых денег. Подписание Бьянки оказалось в 4 раза выгоднее пилота со спонсором: в тот момент «рента-драйверы» предлагали Marussia порядка 10 млн долларов за сезон.

Чемпионат-2015 Жюль должен был провести в Sauber: контракт со швейцарской конюшней он подписал за день до фатальной аварии. Sauber традиционно обкатывает для Ferrari потенциальных пилотов ― все тот же Масса провел здесь три сезона, прежде чем получил приглашение в Scuderia. Такой же сценарий запланировал менеджмент Бьянки. Статус Жюля позволил бы ему работать на симуляторе Ferrari в Маранелло, что предоставило бы команде возможность объективно оценить спортсмена на фоне действующих пилотов ― Себастьяна Феттеля и Кими Райкконена. При желании всем трем гонщикам можно было создать идентичные условия с целью определить объективно быстрейшего. А если вспомнить недовольство команды выступлениями Кими Райкконена в чемпионате-2015, легко предположить, на кого бы в первую очередь обратило внимание руководство Ferrari.

По слухам, итальянская команда готова заплатить Williams 12 млн евро отступных, если те согласятся отпустить к ним Вальттери Боттаса для выступлений в следующем сезоне. В случае с Бьянки отступные бы не потребовались.

Антон Погорельский, специально для Autonews.ru
Комментарии