Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам
Чемпионат DTM: стенка на стенку
Чемпионат DTM: стенка на стенку
Статьи 6 ноября 2013
Статьи 6 ноября 2013
Чемпионат DTM: стенка на стенку
О том, чем гонки DTM отличаются от других и почему за ними обязательно нужно следить – в обзоре Autonews.ru...
Чемпионат DTM: стенка на стенку 
Хотя главной боевой единицей в автоспорте является гоночная команда, автогонки трудно назвать командным видом соревнований. Посудите сами: разве могут два выступающих за один и тот же футбольный клуб форварда на последних минутах матча устроить между собой драку за мяч в чужой штрафной? А в автоспорте такое на каждом шагу. У футбольного фаната фамилия на майке может меняться, цвета же майки до пенсии будут одними и теми же – клубными. У фанатов «Формулы-1» чаще наоборот: цвета и логотипы на атрибутике представляют собой переменные величины, а фамилия любимого гонщика — постоянную.

Впрочем, большинство правил не обходится без исключений. И в нашем случае это 10-этапное, транслирующееся на телеканалах более чем ста стран исключение под названием DTM. Здесь вроде бы дело не обходится без гоночных команд, и за рулем автомобилей сидят типовые, чрезвычайно эгоистичные гонщики, ради победы готовые родного брата вытолкать в гравий, а то и в стену. Но на деле этот очень популярный и очень престижный международный чемпионат держится на трех китах, имя которым — Audi, BMW и Mercedes-Benz.


К примеру, в этом году на состоявшемся в середине октября финальном этапе турнира на трассе в Хоккенхайме чемпионом был объявлен 30-летний немец Майк Рокенфеллер. Спору нет: у этого простого в общении, имеющего стойкий иммунитет к звездной болезни парня есть свои преданные болельщики, которые поедут поддерживать его даже на турнир по подледному лову. Они знают о Майке все или почти все


Что он в детстве мечтал пойти по стопам родителей и стать фермером. Что он способен после неудачной гонки буквально за пару минут от души проораться, молниеносно стравить пар, чтобы выйти к публике привычно уравновешенным и дружелюбным. Или что Майк имеет привычку во время гоночных уикендов жить не в гостинице, как все остальные пилоты, а непосредственно на трассе в комфортном моторхоуме. Забавно, что у зарабатывающего вождением Рокенфеллера в правах нет категории, позволяющей сидеть за рулем дома на колесах. Приходится каждый раз нанимать водителя…


Все это очень увлекательно, но для большинства зрителей Рокенфеллер — это прежде всего пилот Audi. Болельщики с флагами BMW и Mercedes-Benz лично против Майка ничего не имеют, но к его успеху относятся без особого воодушевления, поскольку оружием победы для Роки стала RS5, а не M3 или купе С-класса. То же применимо и к большинству других участников чемпионата.


Конечно, кто-то неизбежно выделяется на общем фоне. Среди гонщиков Audi это швед Маттиас Экстрем — в 35 лет у него по-прежнему физиономия шалопая, бросившего школу ради работы тракториста. Накануне решающей гонки он может «для поддержания боевого духа» ходить по боксам с орущей на полную громкость стереосистемой на плече. При этом он самый успешный гонщик Audi в DTM: 17 побед в гонках и два чемпионских титула. Но то Экстрем, выступающий в чемпионате почти полтора десятка лет.


Его менее опытные сокомандники пока не успели примелькаться, и живущего в Женеве то ли итальянца, то ли француза Эдоардо Мортару регулярно путают с испанцем Мигелем Молиной. А порой оба сливаются с португальцем Филипе Альбукерке и французом Адрианом Тамбэ в единый собирательный образ «тот молодой парень на Audi».


Кстати, к слову «сокомандники» можно придраться: ведь Экстрем выступает за коллектив Abt, Молина — за команду Phoenix, а Мортара — за «конюшню» Rosberg. Но в том и дело, что DTM— арена борьбы не привычных по другим турнирам команд, а своеобразных гоночных «сборных». Все три упомянутых коллектива используют автомобили Audi. Это не значит, что Арно Дзенсен, возглавляющий Team Rosberg, покупает построенные гоночным отделением немецкой марки боевые RS5. Наоборот, руководство Audi Sport само платит герру Дзенсену за обслуживание двух машин по ходу сезона. Но и все ключевые решения: какие гонщики будут выступать за Rosberg, сколько они будут зарабатывать и чьи логотипы появятся на бортах их машинах – принимают большие боссы из Audi. Арно Дзенсену по сути остается только следить за порядком — завалившая сезон команда рискует на следующий не получить новый «подряд». И за тем, чтобы гонщики во главу угла ставили интересы всей «сборной».


Это не значит, что в нынешнем году на старте каждой гонки все пилоты Audi разом прижимались к обочине, выпуская вперед сражавшегося за чемпионский титул Рокенфеллера. Но если Майк по ходу заезда догонял Эдоардо Мортару или Филипе Альбукерке, те в борьбу с лидером «четырех колец» предпочитали не ввязываться. А решили бы ввязаться — Арно Дзенсен тут же осадил бы своих подопечных. Благодаря такому раскладу гонки пусть очень редко, но порой все же превращаются в настоящую схватку стенка на стенку. Несколько лет назад в Барселоне гонщики Mercedes-Benz так увлеклись выталкиванием с трассы соперников из Audi, что в знак протеста все пилоты ингольштадтской марки разом заехали в боксы и отказались продолжать заезд! Опять же — заехали все разом, хотя выступали за разные коллективы. То есть первые лица команд просто ретранслировали гонщикам позицию высшего руководства.


Поэтому, к примеру, про одну из звезд чемпионата, Джейми Грина, зимой говорили, что он «перешел из Mercedes-Benz в Audi», хотя номинально англичанин сменил команду HWA на коллектив Abt. Да и сам англичанин, рассказывая о своих впечатлениях, говорит о разнице не между двумя «конюшнями», а между двумя лагерями: «Если говорить о Mercedes-Benz, то там, конечно, у каждой машины есть свой гоночный инженер, но в конечном итоге процесс настройки всех восьми машин замкнут на одного самого ценного, самого главного и самого важного инженера, который принимает все ключевые решения. В командах Audi гоночный инженер – сам себе голова. Еще одно отличие, которое сразу бросается в глаза: в коллективах Audi работа организована более системно и методично, в то время как в Mercedes-Benz чаще полагаются на сообразительность отдельно взятого инженера, на то, что в разгар гоночного уикенда ему вдруг придет в голову какая-то гениальная идея, которая поможет идеально настроить автомобиль и выиграть гонку…»


Поэтому после очередной победы Грина или Рокенфеллера телевизионные операторы первым делом берут в кадр лицо уже упоминавшегося Вольфганга Ульриха – подчеркнуто серьезного, а в кризисные минуты порой очень резкого человека. Который хоть и занимает в Audi весьма высокий пост, но по ходу гоночного уикенда главным образом находится в боксах или на одном из капитанских мостиков. Он, а также Йенс Марквардт (BMW) и Тото Вольф (Mercedes) — самые настоящие первые лица DTM, эдакие генералы трех гоночных армий. При этом друг с другом эти три человека общаются как любовники с большим стажем — бывает, сердятся друг на друга, отпускают нелицеприятные комментарии, пишут протесты, но на последней гонке сезона обязательно помирятся, обнимутся, пожмут руки и выпьют по бокалу вина.


А в штаб-квартире Audi нынешнему титулу Рокенфеллера наверняка рады даже больше, чем очередной победе в легендарных «24 часах Ле-Мана» над командой Toyota. Тут, наоборот, все как в футболе: для фанатов ЦСКА не секрет, что выиграть у «Барселоны» — это очень круто, но все равно победа над «Спартаком» вызывает у них больше радости. Прошлый год был в этом плане показателен. BMW вернулась в серию после перерыва длиной в два десятка лет — и с первого захода выиграла чемпионат в зачете производителей.


Интересно, что гонку в Нюрнберге Audi и BMW считают домашней — из всех трасс эта находится ближе всего к Ингольштадту и Мюнхену. Но раз за разом ее выигрывают пилоты на Mercedes-Benz. В прошлом году один из гонщиков BMW удерживал лидерство до последних минут, но «проспал» атаку соперника в последнем повороте последнего круга. А в этом сезоне выигравшего и даже поднявшегося на подиум Маттиаса Экстрема из Audi дисквалифицировали по смешному поводу.


На радость журналистам в объективы фотографов попал самый странный момент сезона. После победы Маттиаса Экстрема в Нюрнберге отец пилота зачем-то выливает в карман комбинезона бутылку воды. Именно за это гонщика Audi через несколько часов дисквалифицируют! Мотивация судей такова: режим закрытого парка после финиша распространяется не только на машину, но и на пилота.

Впрочем, было бы неправильно изображать DTM эдаким немецким междусобойчиком, где редких представителей других наций заставляют учить немецкий язык и есть белые сосиски на завтрак. Английский язык давно уже на равных правах с «родным» — ведь лидерами BMW являются бразилец Аугушто Фарфуш и канадец Бруно Спенглер.


Деньги у немецких концернов есть, поэтому они могут позволить себе нанимать быстрых гонщиков и талантливых инженеров независимо от национальности. Вплоть до выходцев из «Формулы-1». К примеру, уволенный прошлой осенью из команды Marussia немец Тимо Глок в этом году участвовал в гонках за рулем BMW и выиграл последний этап в Хоккенхайме. А одним из ключевых инженеров BMW является австралиец Крис Дайер, который не один год проработал в Ferrari гоночным инженером Михаэля Шумахера. Кстати, его сделали крайним, когда в решающей гонке 2010 года Фернандо Алонсо рано заехал на пит-стоп, потом «застрял» за спиной Виталия Петрова и уступил чемпионский титул Себастьяну Феттелю.


Выходцы из «Формулы-1» приходятся в DTM ко двору не только потому, что по умолчанию являются грамотными специалистами. Дело в том, что у боевой Audi RS5, к примеру, очень мало общего со своей серийной «однофамилицей»: похожие очертания кузова да шильдики с названием модели. В остальном «эрэска» для DTM представляет собой созданный с нуля гоночный болид, у которого гораздо больше общего с «формулами». Это силовая структура, представляющая собой комбинацию карбонового монокока и пространственной рамы, подвеска на двойных поперечных рычагах, требующие агрессивного прогрева карбоновые тормоза, высокий уровень прижимной силы…


Поэтому порой с адаптацией в DTM испытывают проблемы гонщики, талант и мастерство которых не принято подвергать сомнению. К примеру, гордость марки BMW англичанин Энди Приоль на протяжении нескольких лет был непобедим в WTCC, чемпионате мира по гонкам на легковых автомобилях. А в DTM второй сезон не может найти себя. В этом году он занял двадцатое, проще говоря, третье с конца место! Парадокс, но вполне объяснимый: ведь машины WTCC создаются на базе стандартных автомобилей, а значит, серьезно отличаются от болидов DTM. К примеру, пилоты WTCC в поворотах полагаются главным образом на механическое сцепление шин с покрытием. А на болидах DTM в игру вступает прижимная сила, которая позволяет покрышкам держаться за асфальт гораздо лучше. И не у каждого новичка получается поверить, что каждый поворот в DTM можно проходить на гораздо большей скорости, чем он себе представлял.


Глобальность DTM обеспечивается еще и тем, что этапы чемпионата проводятся не только на немецких трассах. Регулярно участники навещают британский Брэндс-Хэтч и голландский Зандфоорт, появляются в календаре итальянские и испанские автодромы. Несколько раз этап проводился в китайском Шанхае, а в нынешнем году гонку DTM впервые приняла подмосковная трасса Moscow Raceway. Без специфических накладок мероприятие не обошлось. Квалификацию пришлось закончить раньше времени, так как авиационные власти неожиданно закрыли воздушное пространство в районе автодрома. Следовательно, в случае тяжелой аварии не смог бы подняться в воздух медицинский вертолет. По слухам, закрыли из-за того, что мимо пролетал Владимир Путин.


Впрочем, общего положительного впечатления от поездки в Россию это не испортило, и в следующем году звезды DTM снова приедут в окрестности Волоколамска. Своими глазами увидеть схватку между тремя всемирно знаменитыми марками можно будет c 11 по 13 июля.



Кирилл Качнов, Хоккенхайм, специально для Autonews.ru
Комментарии