Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам
Трасса, где пропадает асфальт
Трасса, где пропадает асфальт
Статьи 29 марта 2013
Статьи 29 марта 2013
Трасса, где пропадает асфальт
«По ночам особенно с дороги улетают. Недавно тут целая семья под фуру попала», - говорит мне гаишник...
Репортаж с трассы, где пропадает асфальт 
Разбить подвеску на выбоинах и застрять в грязи прямо посреди федеральной трассы – нет, это не репортаж со зловещей якутской автодороги «Лена», где в цене у водителей стальные тросы, оружие и консервы. Чтобы испытать подобные приключения, не обязательно отправляться так далеко. Всего в нескольких сотнях километров от российской столицы, на трассе М-9 «Балтия», автомобилисты вынуждены пробираться по участку дороги, реконструкция которого была заброшена на стадии снятия полотна еще прошлым летом. В итоге шоссе простояло без асфальта всю зиму, превратившись в подобие танкового полигона.


Скандал с вопиющим состоянием трассы разразился сразу после новогодних каникул - шоссе, соединяющее Москву и Ригу, является популярным «окном в Европу». Массовые жалобы автомобилистов дали повод для прокурорской проверки, состоявшейся в конце февраля. По итогам разбирательств дорожные и коммунальные службы были привлечены к административной ответственности (то есть, просто оштрафованы). Корреспондент Autonews.ru, проехавшийся по М-9, вынужден констатировать, что ситуацию это нисколько не улучшило – вместо ремонта на дорогу лишь подсыпается асфальтовая крошка.


Проблемы с трассой начинаются сразу за Волоколамском. Полотно сужается, и колеса начинают выбивать дробь на многочисленных заплатах – настроение портится, приходится сбрасывать скорость и быть начеку, в готовности объехать очередную выбоину. Впрочем, пока это еще просто плохая дорога. М-9 уже много лет нуждается в ремонте.


План реконструкции магистрали был принят в 2011 году. Согласно задумке, трасса должна стать многополосной, а сами работы – вестись без перекрытия движения и «нормализоваться» (то есть, возвратить трассе «доремонтную» пропускную способность) к 2013 году. Ремонт закипел прошлым летом: на двух участках был срезан асфальт и водители протискивались в пробках между горами песка, щебня и строительной техникой. Однако осенью что-то пошло не так: техника исчезла, а разбитую за это время бетонную «подложку» просто забросали песком.


С каждым километром дорога делается все зубодробительнее, а затем асфальт вовсе исчезает - и федеральная трасса перестает существовать. Вместо нее начинается бугристая проселочная дорога, характерного цвета смерзшейся земли, испещренная колеями. На нее въезжаешь спокойно, сбавляя скорость, конечно, но без задней мысли – и это оказывается настоящей ловушкой, ведь под песком вместо укатанной почвы – разбитый бетон.

Машина проваливается с жестким ударом и тут же снова клюет носом. Тарахтит, отзываясь в педали тормоза, ABS, неприятно кидает в ремнях безопасности – хорошо, что у Audi Q7 такая крепкая подвеска! Не уверен, что моя старенькая Honda пережила бы такой удар без последствий. Становится ясно: по разбитой полосе ехать нельзя, приходится жаться ближе к обочине. Автомобиль подпрыгивает и трясется, скорость падает до 30, а потом и до 20 км\ч.

Но обочина тоже не панацея: она настолько разъезжена, что границу, где твердое покрытие переходит в рыхлый, со снегом, песок, приходится определять интуитивно. В какой-то момент шестое чувство меня подводит - переднее правое колесо проваливается и машина, предательски накреняясь, начинает медленно сползать с дороги. Взмокнув при мысли, что встрял тут накрепко, выкручиваю руль и утапливаю педаль газа – взмывает фонтан грязи, облепляя стекло, шелестит по кузову песок, но автомобиль буксует на месте. Включаю заднюю передачу, газ, снова вперед – пытаюсь раскачать Q7 – и вот, с третьей попытки, двухтонный внедорожник все же выбирается из ловушки.


Как же быстро, с исчезновением внешних признаков цивилизации, человек превращается обратно в дикаря. Несколько десятков километров этого изматывающего бездорожья (на преодоление которых, однако, уйдет не один час) – и с удивлением обнаруживаешь, что правила дорожного движения больше не действуют. Им нет места там, где обстоятельства сильнее условностей. Например, встречный поток едет тебе прямо в лоб – потому что левая сторона дороги еще больше разбита фурами, идущими на Москву под грузом. Автомобили расходятся буквально впритирку – это неприятно, но от постоянной тряски постепенно впадаешь в какую-то апатию. Поскорее бы только это все кончилось!

Странное все же зрелище: выстроившись с краю трассы, машины тянутся узенькой ниточкой, в то время как центр дороги – нетронутая снежная целина. Дымок от валежника, который кто-то жжет на обочине, и тягачи вдали довершают картину – нет, это не федеральная трасса. Это лесоповал где-то на Колыме.


Впрочем, окончательно одичать водителям не дают экипажи ГИБДД, отлавливающие тех, кто, например, пытается объехать фуру, забуксовавшую под знаком «Ремонт дороги». Увидев Audi, инспектор повелительно взмахивает палочкой.

- Обгон запрещен! – объявляет он. – Берите документы и пойдемте со мной.
- Что тут у вас произошло? – спрашиваю я, хлопая дверью полицейских «Жигулей».

Инспектору не нужно объяснять, о чем речь, он живо оборачивается ко мне, отвлекаясь от составления протокола.

- Полный абзац, а? Мы который месяц воюем с дорожниками. Не понимаю: как можно было снять асфальт и смыться. Но на вашей-то машине, наверное, не очень чувствуется?

- А, это не моя, - отмахиваюсь я, втайне надеясь, что такое признание облегчит вину. – И что, много аварий?

- Это не то слово, как много. По ночам особенно с дороги улетают. За каким лядом нужно соваться сюда в темноте, не понимаю. Недавно тут целая семья – из Питера, по-моему – под фуру попала. Все погибли, ребенок тоже маленький. Приходится торчать тут круглосуточно, - жалуется он.

- Кажется, особо не превысишь?

- А вот превышают же, - философски парирует инспектор, возвращаясь к заполнению бумаг.

- А когда ремонт-то закончить планируется?

- Да кто их знает? Вон знаки висят, что к лету сделают. Распишитесь: тут, тут и тут.

Только к лету? Стало интересно – кто же ответственен за то, что федеральная трасса целый год (а, скорее всего, и больше получится) пребывает в таком печальном состоянии? Как объяснили в интернет-приемной правительства Тверской области, участок М-9 «Балтия», пролегающий по территории области, находится в подчинении ФКУ Упдор «Россия», это учреждение содержит его на балансе и отвечает за все планирование дорожной деятельности. А финансирование работ осуществляет Министерство транспорта Российской Федерации.

«Правительство Тверской области неоднократно обращались в федеральные органы власти по вопросу увеличения объема финансирования работ на приведение в нормативное транспортно-эксплуатационное состояние участка федеральной автодороги М-9 «Балтия» на территории Тверской области», - отмечено в ответе.

Глава Оленинского района Тверской области Олег Дубов также подтвердил Autonews.ru, что местные власти тут ни при чем – управление дороги, находящееся в Твери, подчиняется напрямую Москве. А подрядчиком является петрозаводская фирма «Технострой». К сожалению, получить комментарий от последних не удалось – на производстве всякий раз никого не оказывалось. Что же, будем хотя бы надеяться, это потому, что они занялись срочным ремонтом трассы. Снег уже начинает таять, и М-9 «Балтия» может стать просто непроходимой.

Алексей Сивашенков
Комментарии