«Мы просто очень умные»
Статьи 21 марта 2013
Статьи 21 марта 2013
«Мы просто очень умные»
Autonews.ru узнал у вице-президента Kia по маркетингу Бенни Ойена, чему у них учится Volkswagen...
«Мы просто очень умные» 
В рамках 83-го Женевского автосалона корреспондент Autonews.ru поговорил с вице-президентом европейского офиса Kia по маркетингу Бенни Ойеном и узнал, почему в Volkswagen хотят делать такие же автомобили, как у корейцев, куда добавлять табаско, чтобы стать привлекательным, и ждать ли маленький Sportage.


- Многие европейские концерны сейчас испытывают проблемы в связи с кризисом. Между тем Kia показывает очень хорошие результаты. С чем это связано?

- Я думаю, это напрямую связано с нашей стратегией, которая опирается на три основных момента. Первый – дизайн. Второй – качество. Третий – доступность. Дизайн – заслуга Питера Шрайера. Это абсолютно понятно. Что касается качества, как минимум, в Западной Европе мы даем 7 лет гарантии на наши автомобили. И все это мы предлагаем по адекватной цене. Это не значит, что наши автомобили ультра дешевы, мы не хотим соревноваться с Lada. Мы могли бы, но тогда мы бы производили другие автомобили. Но мы хотим предлагать честную цену за наши машины. Мне кажется, что эта комбинация факторов и делает нас одной из самых успешных автомобильных компаний на данный момент: в мире, Европе и России.

- Если мы заговорили о дизайне, безусловно, последние успехи – во многом заслуга Шрайера. Бывает ли такое, что дизайн разрабатывается специально под менталитет, под особенности конкретной страны. Особенно если речь идет о больших рынках, таких как Китай или Россия?

- Хороший вопрос. Это вопрос финансов. Разработать машину стоит кучу денег. К примеру, китайский рынок – один из крупнейших в мире. Соответственно, вложения в особенный автомобиль именно для этой страны имеют смысл. Они могут окупиться. Рынок США тоже. К сожалению, невозможно продавать одну и ту же машину на всех рынках. Предпочтения покупателей в зависимости от страны сильно меняются. Так что да, мы можем разрабатывать машину специально для конкретного рынка.

- Существуют ли на ваш взгляд какие-то не занятые Kia ниши на автомобильном рынке? Если их несколько, то какие приоритетны на данный момент, на ближайшие 3 года?

- Сейчас наша компания представлена практически во всех сегментах рынка, за последние несколько лет мы значительно расширили наш модельный ряд. Ниши, в которых нас нет, можно пересчитать по пальцам. Исторически мы очень сильно выступаем в классах всевозможных внедорожников и кроссоверов. У нас нет кроссовера B-класса и, думаю, в ближайшее время мы сфокусируемся на создании именно такой машины. Я думаю, что это будет что-то вроде маленького Sportage. Другой интересный сегмент – спортивная, эмоциональная модель. Наш бренд находится на той стадии развития, когда все рациональные модели созданы и имеют успех. Теперь нам нужно что-то сексуальное, эмоциональное, узнаваемое…

- Что-то вроде Pro cee’d GT?

- Именно! Чтобы быть сексуальным и привлекательным, ты должен пойти по одному из двух возможных путей. Первый - придать чему-то знакомому остроты, специй, как мы говорим. Так что если Cee’d – это томатный сок, то GT – это уже сок с табаско. Второй – изобрести абсолютно новый коктейль, которым, например, может стать серийная версия автомобиля на базе того концепта GT, что мы представляли во Франкфурте в 2011 году. Скажу по секрету, в данный момент мы очень близки к тому, чтобы утвердить производство этого заднеприводного купе. Это может помочь нашему бренду стать более эмоциональным.

- Согласно последнему отчету JATO Dynamics, ни одна из моделей Kia не попала в топ-10 самых продаваемых автомобилей в Европе. При этом общие результаты продаж компании зашкаливают, опережая практически всех конкурентов. С чем это связано?

- Ну, мы просто очень умные. Ты можешь продавать много, но при этом и терять много. Продажи сами по себе не значат ровным счетом ничего, если ты не зарабатываешь на этом деньги. Продавать много по низкой цене – очень легко, с этим справится любой. Мы хотим иметь прибыль. Потому что доход мы можем вкладывать в технологии, развитие и так далее. Это очень важно.

Второе – Западная Европа (а отчет JATO Dynamics дает показатели именно этого сегмента) – очень сложный рынок. Тут есть очень сильные домашние бренды. В первую очередь, конечно, немцы. Не стоит объяснять, насколько крепки позиции концерна Volkswagen. Премиум марки, вроде Mercedes-Benz, BMW и Porsche, да и Jaguar и Land Rover, даже французы – все чувствуют себя очень уверенно в Западной Европе. Получается, что на небольшом рынке соперничает огромное количество сильных компаний. И Ford европейцами не рассматривается, как американский автомобиль. Спросите любого немца на улице, кто производит Ford, никто не ответит, что они делаются в Детройте. Так что для импортного бренда довольно тяжело соперничать с местными компаниями.

Я считаю, что у нас все получается очень хорошо. Европейский рынок за прошедший год упал на 8,5%, а мы выросли на 15%. За последние четыре года прирост составил более 50%. На российском рынке, уверен, показатели еще более впечатляющие. Мы постоянно растем. В некоторых странах мы уже входим в пятерку самых продаваемых брендов. В Голландии, например, занимает четвертое место. В Швеции – пятое. Это маленькие рынки. На больших, как, например, Германия и Франция, повторюсь, очень сильны местные бренды. И соперничать с ними очень сложно. При этом мы движемся вперед.

- Раз речь зашла о Volkswagen, на мой взгляд продукция именно этого концерна (конечно, мы не говорим об автомобилях, относящихся к премиум классу) – основной конкурент Kia. Буквально три года назад представители Volkswagen, скажем так, довольно снисходительно относились к корейцам. Рассматриваете ли вы Volkswagen, как своего основного конкурента?

- Да и нет. Как производителя продукта, который конкурирует с нашим – да, безусловно. Как соперника на рынке – пока нет. Анализ мнения покупателей показывает, что пока люди мало пересаживаются с Volkswagen на Kia. Чаще - с французских и японских автомобилей. Хотя, если несколько лет назад это процент был практически нулевым, то теперь процесс пошел и показатель растет. Однако пока он не достаточно велик. Что касается вопросов качества нашей продукции, то она очень близка к Volkswagen. Пресса (даже немецкая) сравнивает наши автомобили с Volkswagen. Называют наши модели Golf из Кореи. Так что все впереди. По технологиям и качеству мы уже не уступаем. Более того, пять лет назад представители Volkswagen никогда не приходили к нам на стенд на автосалонах. Но вот уже три года, как мистер Винтекорн (председатель правления Volkswagen) со своей командой приходит к нам. И мы фотографируем, как он измеряет что-то, стучит по пластику и потом подзывает кого-нибудь из инженеров и говорит ему: «Смотри, мы должны делать так же!». Для нас это комплимент. Я считаю, что Volkswagen выпускает отличные автомобили.

- Как вы считаете, в современных экономических условиях проще работать крупным автоконцернам или отдельным автопроизводителям?

- Все зависит от размера. Если вы можете собственными силами выпускать 6 млн автомобилей – нет проблем. Но это практически невозможно. Гораздо проще делать это с чьей-то помощью. Разработка машины стоит много денег. При этом покупательская способность, как правило, эти затраты не компенсирует. Вот почему отличный выход – совместное производство. Краш-тесты, Евро 5, Евро 6 – все это дорого, а мы не можем включить эти расходы в цену автомобиля (это могут только компании, выступающие в премиум-сегменте). Поэтому мы закупаем общие комплектующие: элементы электрики, коробки передач, и так далее. Из-за того, что детали заказываются огромными партиями, падает цена каждой из них, что позволяет нам удерживать цену на адекватном уровне.

- Как скоро, на ваш взгляд, Европа оправится от кризиса и начнет показывать сильно положительную динамику роста продаж автомобилей, успеет ли за это время сильно вырасти российский рынок?

- Ха! Если бы я знал это, я был бы главой Центробанка и моя зарплата исчислялась бы триллионами. Скажу одно: мы не можем ждать, что в ближайшие два года в какой-то из дней проснемся и поймем, что все закончилось. Я думаю, лучшее, на что мы можем надеяться сейчас, это то, что рынок не будет падать. Возможно, в 2015-2016 году мы сможем выйти на тот же уровень, что был до кризиса, но не уверен в этом.

Николай Загвоздкин
Комментарии