Autonews
Статьи

«Автовладельцы – это огромная армия, а не Болотная с ее детским садом»

С 1 июля штрафы с Москве и Санкт-Петербурге резко возросли. Но пока москвичей ужесточение наказаний не останавливает. Опрошенные редакцией Autonews.ru эксперты уверены, что не остановит и в будущем. И более того, спровоцирует волну протестов...
«Автовладельцы – это огромная армия, а не Болотная с ее детским садом»
«Автовладельцы – это огромная армия, а не Болотная с ее детским садом» 
С 1 июля вступили в силу более высокие штрафы за многие нарушения ПДД. Причем для Москвы и Санкт-Петербурга санкции более суровы, чем для остальных регионов. Но пока москвичей ужесточение наказаний не останавливает, и трудно сказать, будет ли эффективным в дальнейшем. Мы задали следующие вопросы экспертам с целью выяснить, было ли ужесточение санкций необходимым:

1. Поможет ли увеличение штрафов нормализовать ситуацию на российских дорогах?
2. Какого эффекта ждать от увеличения штрафов в дальнейшем?
3. Что еще надо сделать, чтобы ситуация на наших дорогах стала приемлемой?

Виктор Травин, президент московской Коллегии правовой защиты автовладельцев

1. Нет, не поможет, потому что штрафы эти направлены на нерадивых водителей, которые имеют возможность не нарушать, но все равно нарушают. Например, есть два парковочных места, а такой водитель все равно поставит свой автомобиль на трамвайные пути или на пешеходный переход. Таким водителям наказание что-то дает, давит на психику и может рано или поздно перевоспитать. Однако когда выбирать не из чего: либо приехать в аптеку и купить лекарство болеющей жене, припарковавшись ближе 5 м к пешеходному переходу, либо пусть умирает, речь о штрафе уже не идет. Сегодня мы поставлены в такие условия, что нам приходится выбирать, что дешевле: поехать и припарковаться не по правилам, но заключить выгодный контракт, или купить лекарства и наплевать на штраф, либо не ехать. Теперь мы начинаем это взвешивать. У нас штрафы воспринимаются не как наказание, а как плата за какую-то услугу. Услуга, например, парковки на пешеходном переходе. К сожалению, государство нам не оставило выбора, и мы нарушаем не потому, что плохо воспитаны, а потому, что не имеем возможности не нарушать.

2. Я вообще-то более чем убежден, что это происки оппозиции. И происки очень толковые. Чем ходить по «Болотным площадям», проще было - я не уверен, но думаю, что они причастны к этому - заслать казачка в Думу, который ударит по голове 60 млн водителей (именно такое количество граждан в России водит автомобиль). И если эти граждане выйдут разозленные на улицу, да еще на своих автомобилях, то тут никакая Болотная площадь не сравнится – это детские игрушки. Поэтому если это происки оппозиции, то на водителей сделана гениальная ставка, потому что это люди, имеющие на руках источник повышенной опасности, – автомобиль. И если в сентябре многие, вернувшись из отпуска и потратив последние деньги, например, в Сочи, обнаружат в своем почтовом ящике штрафов тысяч на 6-9-12, да еще и в период политического и финансового кризиса, они расстроятся и, собравшись 2-3 тысячами, на своих автомобилях блокируют подъезды к мэрии, домам правительства и так далее, когда люди с мигалками не смогут никуда проехать - вот в этот момент власть подумает, а не с огнем ли она играет. Я лично уверен, что она играет с огнем. Я не исключаю протестных выступлений в лице автовладельцев. Это огромная армия, а не Болотная с ее детским садом в 5 человек.

3. Самое первое и самое главное: как гласит закон, необходимо выяснять причину наших правонарушений и условия, им способствующие. Вот когда у нас будут выяснены причины практически каждого нарушения, когда будут они обобщены и направлены в соответствующие органы и организации, тогда, может быть, что-то изменится. Простейший пример: у нас тут на 13 км все разворачиваются через две сплошных. Вот, товарищи судьи и товарищи гаишники, выясните почему. Выяснится, что ближайший разворот находится в 39 км. Естественно, это приводит к тому, что все разворачиваются здесь, нарушают. Так вы дайте предписание дорожным службам, пусть сделают разворот ближе, тогда люди не будут нарушать. То есть надо тщательно изучать все причины нарушений и их устранять. Это предусмотрено законом. Но этого не делают по двум причинам. Первая: если устранить все причины нарушений, то гаишникам нечего будет делать, а у них на иждивении семьи, мамы-папы, любовницы и дети. Вторая: если мы не будем нарушать, то бюджет недополучит колоссальное количество средств. Поэтому мы говорим, что нужно что-то делать, а власть говорит: давайте в бюджет побольше денег со штрафов, а мы уж здесь сами распорядимся этими вашими деньгами.

Михаил Блинкин, научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства

1. Не стоит говорить о российских дорогах. Надо говорить о центре крупных городов. Вот если в Москве у кого-то не будет шанса оставить машину так, чтобы она задним бампером попадала на трамвайные пути (у меня напротив офиса постоянно происходит такая ситуация), если этого хватит – уже неплохо. Именно в центре крупных городов творятся основные безобразия, мешающие работе общественного транспорта. Если хоть немножко сдвинемся в этом направлении – слава Богу. Смысл таких штрафов, порядка 100 долларов уже, не собрать деньги, а приучить людей к нормальному поведению. Не надо думать, что такая мера всех спасет. Может быть, чуть-чуть поведение сдвинется в сторону. И то слава Богу.

2. Сейчас все защитники прав и свобод автовладельцев, включая прокуратуру, говорят о том, что вот такие крутые штрафы, а людям не дали места для парковки. Сначала обеспечьте их местами, а уж потом штрафуйте. Вот логика состоит в том, что парковочное место стоимостью ноль рублей ноль копеек около тротуара, прямо напротив моего офиса, будет дефицитно. Любая услуга, которая стоит ноль рублей ноль копеек, будет дефицитна всегда. Человечество за много тысяч лет до изобретения автомобилей выяснило тот факт, что спрос и предложение регулируется ценой. Пока легальное парковочное место в центре города (сейчас я говорю только о центре) не будет стоить разумных денег, мы эту задачу никак не решим. Штраф – самый первый шаг к решению проблемы. Мы говорим, здесь нельзя, наказываем за это. Следующий шаг – а вот здесь можно, но это стоит копеечку.

3. Из масс-медиа пример: милая девочка говорит, что никакая сила не заставит ее пересесть обратно на метро. Я говорю очень простую вещь: когда у человека стоимость поездки дом-работа меньше, чем стоимость поездки на общественном транспорте, ничто не заставит его пересесть. А вот когда цена автомобильной поездки, включая парковочную плату, будет ощутимой, вот эта девочка и миллион таких же мальчиков и девочек крепко подумают. Речь идет не о поездке в супермаркет, не о поездке развлекательной, а именно о трудовой поездке в центр города. Самый главный вопрос заключается в том, что надо людей приучить. Разумеется, тут есть вторая сторона медали – общественный транспорт должен стать лучше. Если смотреть программу московского правительства, то в это вкладываются серьезные деньги. Общественный транспорт в итоге будет поприличней. В это уже вложены деньги.

Сергей Канаев, глава Федерации автовладельцев России

1. Смотря какое увеличение. Мне кажется, в данном случае штрафы, например, за парковку, имеют целью не нормализовать движение, а освободить место для людей, которые ездят с мигалками. Тем не менее, я считаю, что в некоторых случаях это может помочь, все зависит от того, как это будет делаться. Понимаете, при принятии любого закона мы должны четко понимать, что закон, в принципе, – это правила большинства. Если его будет соблюдать большинство, то результат может быть эффективным. В данном случае я не вижу конкретной цели, которую будет поддерживать большинство. Сказать, что поможет укрепить доверие к власти – нет, улучшит ситуацию с парковками – нет, говорить о том, что это будет способствовать организации дорожного движения на 100% – тоже нет. Соответственно, цель не ясна, и непонятно, как она будет достигаться. Если бы мы хотели освободить конкретные участки дорог с помощью этих мер, то нужно было четко сказать, где эти места, в которых будут осуществляться рейды с эвакуаторами. Привлечь к этому общественность, опять же, потому что закон - это то, что соблюдает большинство. Так, в Лондоне, например, в центре города негде парковаться. Но там этими проблемами занимаются не сотрудники дорожной полиции, а активисты. Соответственно, и результат там намного эффективней. Мы буквально только что обсуждали это с Севой Новгородцевым, и он говорит, что меры действительно жесткие, но этим занимается не дорожная полиция и это поддерживает 90% жителей Лондона.

2. Не стоит ждать, что водители будут доверять власти. Со стороны владельцев можно получить некий резонанс, который может вылиться в акции протеста. Что касается закона, то можно ждать увеличения штрафов за встречку, за скорость, что в отдельных регионах будут возрастать штрафы за проезд на красный свет. В конечном итоге мы получим не единый кодекс об административных правонарушениях, а некий свод законов, который никто не будет знать, будет расти только коррупция. Уже сейчас, я думаю, сотрудники дорожной полиции очень хорошо пополняют свой бюджет.

3. Первое – нужно сделать так, чтобы соблюдать правила дорожного движения стало модно. Нужно разделить людей законопослушных и тех, кто хамит принципиально. Последних будет около 10%, вот их можно заставить соблюдать, а вообще пропаганду нужно запустить таким образом, чтобы те 90% процентов, что не хотят нарушать, встали на вашу сторону. Такими мерами, как сейчас, это сделать нельзя, потому что это делается не в интересах большинства. И третье – работать точечно, несмотря на принятие законов. Там, где ситуация с организацией дорожного движения действительно очень сложная, а не запускать эвакуаторы везде. Тем более эвакуация теперь тоже платная. Сейчас она обойдется вам примерно в 5 000 рублей, то есть дороже 3-тысячного штрафа.

Виктор Похмелкин, председатель Движения автомобилистов России

1. Нет, так как наказаны будут только избранные, причем это будут далеко не самые безответственные водители. Наказание никогда не касается коренных причин нарушения. Например, если речь идет о нарушении правил парковки, то главной причиной их совершения является недостаточное количество парковочных мест и перегруженность центра Москвы, который, так или иначе, притягивает к себе автомобили, а парковок там явно недостаточно

2. Я думаю, это приведет к усугублению конфликта между властями и автомобилистами. Эти последствия мы точно получим, а все остальное, мне кажется, под большим вопросом.

3. Очень многое. Реформировать дорожную полицию и всю систему управления безопасностью дорожного движения. Ориентировать ее на профилактику, а не на выявление нарушений. Касательно Москвы: разгрузить ее центр, вывести оттуда все объекты, которые притягивают автомобилистов, и тем самым создать там нормальную обстановку. Больше заниматься позитивной работой, а не репрессиями.

Петр Шкуматов, координатор движения «Синие ведерки»

1. Нет. Только неотвратимость наказания может хоть как-то предотвратить массовый бардак. Сейчас так происходит, потому что у нас только каждое двухсотое нарушение (это очень смягченная оценка) вообще выявляется и приводит к наказанию. Цифры говорящие.

2. Некоторые штрафы не вызывают особых возражений: парковка на пешеходном переходе или тротуаре, создание помехи для других автомобилей. Все люди понимают, что если человек мешает большому количеству народа, то он должен быть оштрафован. Но то, что у нас сейчас ввели штраф 3000 рублей за остановку под знаком, когда вы никому не мешаете, но стоите под знаком, который по каким-то причинам запрещает стоять здесь,- вот этот вот штраф по сути автоматически ставит вне закона 3,5 млн автомобилей в Москве. В столице всего 1 млн парковочных мест легальных. То есть почти 3,5 млн москвичей каждый день могут быть оштрафованы на 3000 рублей, даже если они никому не мешают. Просто потому, что тут висит какой-то знак. Я уже говорил о том, что прежде чем вводить такие штрафы, необходимо провести ревизию знаков, потому что очень многие из них висят непонятно почему уже много-много лет. Люди, ставящие машины там, не мешают абсолютно никому.

3. Вообще государство должно принять несколько принципиальных решений. Первое: на дороге не должно остаться блатных, наказание которым за очевидные нарушения не назначаются или назначаются с таким трудом, что затраты на это идут несоразмерные. Второе: необходимо максимально использовать автоматические средства для контроля скоростного режима, проезда перекрестков. Третье, а по важности первое: необходимо создать для водителей удобный сервис, чтобы они могли сообщать о нарушениях, которые зафиксированы их видеорегистраторами. Чтобы человек мог загрузить фото или видео и описать ситуацию, и его потом не дергали. Чтобы у нас человек, сообщивший о правонарушении, априори не считался мастером фотошопа, а чтобы, если правонарушение заснято на камеру и очевидно, что оно было, и есть заявление, не было такой бюрократической волокиты, как сейчас. И еще одно: необходимо привлекать людей, чтобы они активно участвовали в обозначении узких, опасных мест на дороге, в экспертной оценке принятия каких-то решений. Для этого необходимо создать некую публичную площадку. Тогда люди накидают множество хороших идей, тем более они летают в воздухе.


Рустем Адагамов, известный российский блогер (drugoi)

1. Я не думаю, что это произойдет так быстро, как по мановению волшебной палочки. Люди должны привыкнуть к новым правилам. Это только первый шаг. Я его вполне одобряю, но не думаю, что он приведет к быстрым ощутимым результатам.

2. Не думаю, что последует какая-то волна негодования, так как меры вполне объективные. Если смотреть на ту же Москву, то она стоит в том числе и потому, что люди не могут правильно припарковать свои машины.

3. Улучшать общественный транспорт. Если говорить про Москву опять же, то закрывать центр от автомобилей, улучшать качество наземного транспорта и метро, делать его удобнее. Я всегда говорю, что цивилизованный город – это город для общественного транспорта и пешеходов, без машин. Так постепенно происходит во всем мире.

Инфографика Autonews. Новые штрафы: