Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам
Левый руль начинает завоевание Дальнего Востока
Левый руль начинает завоевание Дальнего Востока
Статьи 18 ноября 2009
Статьи 18 ноября 2009
Левый руль начинает завоевание Дальнего Востока
Генеральный директор завода “Соллерс – Дальний Восток” Василий Бойцов рассказал о новом автозаводе Sollers на церемонии открытия Учебного центра в Приморье...
Генеральный директор ООО «Соллерс – Дальний Восток» Василий Бойцов 
Отрадно, что, несмотря на кризис, в стране продолжают реализовываться новые автомобильные проекты, открываются автосборочные площадки. В конце декабря начинает работу завод группы Sollers на Дальнем Востоке, где будут собирать автомобили SsangYong, Isuzu и FIAT Ducato. Оборудование для сборки SsangYong на производственную площадку “Соллерс – Дальний Восток” уже доставлено, а 17 ноября здесь состоялась презентация Учебного центра и торжественное вручение сертификатов о приеме на работу первым рабочим. В планах Sollers – по максимуму занять местное население в производстве. Для соответствующего обучения в регион прибыла команда опытных менеджеров. Конечно, к “чужакам” из европейской части России приверженцы “праворулек” пока относятся настороженно. О том, какие цели стоят перед менеджментом нового автозавода и каково работать в эпицентре “праворульного” мира, нашему специальному корреспонденту рассказал генеральный директор ООО “Соллерс – Дальний Восток” Василий Бойцов.

– Когда завод начнет работу и какие объемы производства запланированы на следующий год?

– Завод начинает работу 29 декабря, но первую продукцию мы выпустим раньше, поскольку будем работать в отладочном режиме. Мощности первой очереди составят 25 тысяч автомобилей. Объем производства SsangYong на следующий год составит 10 000 автомобилей. Это согласованный план. Он несколько раз пересматривался в сторону увеличения, потому что в настоящее время кризис в автопроме во всем мире уже пройден. И если говорить об объемах продаж, нам требуются автомобили, у нас машин уже нет, поэтому производство должно стартовать как можно быстрее. Производство Isuzu, как и спецверсий FIAT Ducato, начнется в середине 2010 года, объем производства по этим маркам сейчас согласовывается.

– Как вам работается в Дальневосточном регионе? Вы можете отметить особенности местного рынка?

– Конечно. Любой человек, который сюда приехал, видит другой мир автомобилей. Автомобилей, которых никогда в жизни не видел, привезенных с японского рынка. То есть в течение последних 15-20 лет местный рынок подпитывался исключительно автомобилями, привезенными из Японии, в меньшей степени из Кореи. Все они сплошь праворульные, все приспособлены для японского рынка, последнее время люди собирают “конструкторы” в желании уйти от таможенных пошлин, в общем, полный кошмар. Но поскольку есть спрос, все это продается. В силу того, что 100% автомобилей б/у – ну, 99% – приходило из Японии, здесь не сформировалась цивилизованная дилерская сеть, она только начинает формироваться. Люди не понимают, что такое цивилизованный бизнес, что такое гарантия, что такое склад запчастей и доставка какой-то запчасти. У человека что-то ломается, он едет на свалку, там ему находят запчасть, там же на свалке в сарае ему ее прикручивают без всякой гарантии, без научного подхода, без технологий. Это жизнь на рынке типа “Зеленого угла” (один из крупнейших авторынков во Владивостоке. – Ред.) – там автомобили, там же запчасти и там же ремонт. Поэтому, когда здесь производители пытаются привить людям некие цивилизованные принципы работы, мы чувствуем себя так, как будто мы из другого века: из XXI сиганули в XIX. Но при этом надо сказать, что все очень хотят ездить на новых машинах, всем надоела эта ситуация, надоели праворульные машины. Есть категория населения, которая уже просто устала от всего этого, и, в принципе, рынок созрел – по крайней мере часть рынка, – чтобы воспринимать новую продукцию.

– Вы планируете осуществлять поставки продукции, произведенной здесь, в европейскую часть России и, возможно, за рубеж?

– Да, 90% того, что мы производим здесь, пойдет в европейскую часть, если не 100%. Поэтому мы говорим о том, что не собираемся насаждать здесь свою продукцию и не будем заставлять людей строем идти ее покупать. Наша задача – исключительно решать для себя логистическую проблему, создать новые рабочие места, показать, что на востоке нашей страны возможно создать автомобильное производство. Это федеральный проект. Основная часть продукции пойдет туда, где есть рынок сбыта, то есть туда, где живет европейская часть населения. Другое дело, что правительство нам дало определенные льготы, чтобы мы работали. Мы ожидаем, что постепенно наличие производства здесь будет вызывать большой интерес. Мы знаем по Татарстану, что люди покупают автомобили местной сборки, им нравится, что это произведено в России. Так же и здесь будет. Плюс экономия логистических затрат позволит нам дать спеццены на автомобили. Специально для Приморья, для того чтобы привлечь людей, будем устанавливать специальные цены на продукт местной сборки, и мы не боимся, что будет какая-то спекуляция.

– И что же это будут за цены? Можете их озвучить?

– Я не думаю, что эта спеццена будет вечной. Для начала мы дадим спеццены на SsangYong Kyron, с которого стартует производство. Машина будет стоить от 599 000 рублей, что можно считать очень хорошей ценой для такого автомобиля.

– А собираетесь ли вы осуществлять поставки в Японию, Китай?

– Японский рынок в принципе достаточно закрытый, и поставлять туда нашу продукцию смысла нет. Даже гранды мирового автопрома, которые продают по всему миру, в Японии имеют достаточно незначительные объемы. Поэтому перед нами такая задача не стоит, а если бы и стояла, сомневаюсь, что можно было бы достичь значительных объемов. Что касается Китая, здесь опять же речь идет о закрытом рынке, причем на законодательном уровне, и шансов что-то туда продать нет. Но тем не менее никогда не говори никогда. Если будет интересно, мы готовы вести обсуждение с конкретными компаниями.

– Говорили также, что вы рассматриваете возможность сборки японских легковых автомобилей на этих мощностях. Это правда?

– Мы никогда не говорили, что мы готовы собирать японские автомобили, за нас это говорила местная администрация. Откуда они это взяли, я не знаю. На самом деле одна из задач, которые перед нами ставит правительство, показать, что это возможно не только и не столько для российских автопроизводителей, например для ВАЗа, которым дай бог выжить, а именно для японских производителей, для которых Дальний Восток является традиционным рынком. Ведь 85% машин здесь – Toyota и ее клоны. Поэтому почему Toyota здесь нет, для нас непонятно. Мы готовы показать, что это возможно. Если будет интерес конкретно к нам и перспективы возможного сотрудничества, мы открыты для этого. Если же Toyota, посмотрев, как это работает, захочет строить завод сама по себе, я думаю, местные власти будут счастливы.

– Возвращаясь к SsangYong: вы собирались выкупить оборудование и интеллектуальные права на все разработки компании, когда она была близка к банкротству. Об этом говорил глава Sollers Вадим Швецов. Вы уже отказались от этой идеи?

– Мы изыскивали такую возможность, поскольку мы очень заинтересованы в партнерстве с SsangYong здесь, в нашей стране. И мы рассматривали возможность помощи компании в трудный момент, в том числе через выкуп оборудования. Однако жизнь рисует свои сценарии. Компания очень успешно реструктуризировалась, все вопросы, связанные с увольнением людей, с профсоюзами, закрыты. Более того, скорее всего, в ближайшее время компания получит значительную финансовую помощь от правительства Республики Корея, и буквально в середине следующего года мы ждем новую машину, внедорожник с несущим кузовом, который тоже планируется к производству здесь. Так что SsangYong выходит из кризиса, оздоравливается, у компании большие планы, и мы надеемся занять в них достойное место.

– Что за оборудование сейчас стоит на заводе SsangYong во Владивостоке?

– Все оборудование, которое будет установлено на первом этапе, перенесено с производства в Татарстане, оно уже здесь. В декабре начнем монтаж.

– А чем будет занята территория в Набережных Челнах, освободившаяся после переноса оборудования?

– Мне сложно говорить, какие планы у менеджмента этой площадки. Переговоры ведутся, и через какое-то время будет принята концепция. В данное время там выпускается FIAT, причем довольно успешно.

– А каким путем будут поставляться детали для FIAT во Владивосток?

– Мы планируем здесь производство спецверсий автомобиля FIAT Ducato. Приходить части будут из Набережных Челнов, но мы надеемся реализовать программу локализации и найти здесь производителей, которые с нами будут работать. Автопром дает мультипликативный эффект: одно место дает пять-шесть в смежных отраслях, поэтому мы надеемся, что здесь все это тоже разовьется.

– Вы только что открыли Учебный Центр во Владивостоке. Расскажите: как набирали персонал, охотно ли идут люди?

– Конечно, на обучение и на запуск производства приезжают наши сотрудники, это абсолютно естественный процесс везде в мире. Но наша задача в том, чтобы через какое-то время на всех позициях работали представители местного населения, в том числе и на руководящих постах. У нас уже есть ряд директоров, которые выходцы отсюда, поэтому здесь никаких вопросов нет.

– Вы также заявляете создание Центра инжиниринга. Чем он будет заниматься? У вас появятся собственные разработки или вы ограничитесь сборкой по лицензии?

– Да, конечно, здесь будет филиал нашего подразделения, которое занимается кастомизацией продуктов, Sollers Professional. Соответственно, здесь будет производство различных надстроек. Мы думаем, что кузова и надстройки здесь можно изготавливать вполне. Вы можете посмотреть на те работы, которые ведутся по мосту, строящемуся через бухту Золотой Рог: все металлоконструкции, которые там используются, местного производства. То есть уровень определенных местных предприятий достаточно высок, и мы считаем, что на их базе вполне можно развернуть производство надстроек для автомобиля. Но это требует инженерного сопровождения с нашей стороны плюс программы локализации. Как это будет развиваться, будут ли местные предприниматели вкладывать в это деньги либо какие-то московские компании, федеральные компании, которые работают вместе с нами в европейской части России, пока неизвестно.

Станислав Баята, Елена Костякова
Комментарии