Autonews
Как «скорые» застревают в спецполосе
Статьи 22 июля 2011
Статьи 22 июля 2011
Как «скорые» застревают в спецполосе
Что пожелать тем, кто в мертвой пробке вылезает на пустую разделительную спецполосу и перекрывает дорогу «скорым», задается вопросом блогер AutoNews.ru Светлана Алеева. И приходит к выводу, что, наверное, только крепкого здоровья...
Как «скорые» застревают в спецполосе 

Только сегодня с утра меня накрыл творческий кризис – не о чем писать. Видимо, в последнее время слишком много было командировок и презентаций, а также ненормированного расписания. Точнее, я давно не ездила по Москве в горячее вечернее время. Но стоит уехать с работы в шесть вечера, а не в восемь, и влиться в поток...


Впрочем, транспортная ситуация оказалась с перебором даже для вечерней Москвы. Такой коллапс случается – раз или два в месяц. Видимо, что-то случилось на Ленинском – или рядом с ним. А может, в каком другом месте города, а до Ленинского только докатилось. Не знаю, что там была за причина, но в результате ближе к началу проспекта, за километр от поворота на Садовое кольцо, скопилась статичная пробка. Я, как обычно, заранее заняла левый ряд, чтобы повернуть под стрелку.




Я знаю, что ближе к светофору стоят оранжевые пластиковые конусы, отделяющие единственный поворотный ряд от тех, что должны ехать прямо, поэтому скоро в левый ряд полезут те, кто не считает себя обязанным стоять в общей очереди. Это неприятно, но привычно. Раздражает, конечно – не из-за того, что кто-то проедет перекресток раньше, а из-за того, что, подкатываясь к хвосту общей очереди, часть водителей считает ниже своего достоинства ждать и влезают в начале, сбоку, отдаляя остальных от заветного поворота. Не перестаю удивляться: почему в магазине считается неприличным обойти очередь сбоку, а на дороге – сколько угодно? Стекло и металл защищают совесть? Да и пусть с ними...


Но когда в стоячей пробке на разделительную полосу, по которой то и дело снуют скорые, вылезают такие же... важные, то мозг отказывается это воспринимать.


Ленинский встал в обе стороны. В начале первого часа для медицинских карет посередине еще оставалась пустая широкая разделительная полоса. Через какое-то время по ней стали изредка пролетать чиновничьи «мигалки», причем, в обе стороны – ну да ладно, тоже, увы, привычно. Еще через минут 20 не выдержали всякие ААА. Потом выкатились мотоциклисты – ладно, все-таки каждый мотоциклист освобождает одно машиноместо на дороге, а мчаться на мотоцикле по разделительной – это на свой страх и риск. Тем более что мотоциклом все же легче нырнуть обратно в стоячий поток. Потом, поддавшись на это провокационное «Ну ведь так делают, почему же мне нельзя!», между терпеливо стоящими встречными потоками стали появляться обычные автомобили.


Они вроде как не мешали. Ну хамство, конечно. Я попыталась себя искусить: хочется ли мне выехать на разделительную полосу, раз уже многие промчались мимо, а сотрудники ДПС в начале Ленинского не видят – или не хотят видеть – нарушений. Мне тоже хотелось домой, ужасно хотелось кушать. Но у меня не возникло даже желания, не то что наглости, вылезти в обход всех на спецполосу. Не потому, что НЕЛЬЗЯ, а потому, что НЕПРАВИЛЬНО. К счастью, 90 % окружающих водителей были того же мнения.


Но когда мимо моего левого ряда прокатил милый мальчик в розовой рубашке на прекрасной белоснежной Audi A7, а в него уперлась скорая с включенными маячками и ревущей сиреной, стало страшно. Мальчик на Audi уткнулся в сужение разделительной и перегородил выезд скорой. Выпустить машину мы не могли – стоячая пробка. У мальчика все-таки хватило совести занервничать – он пытался хоть как-то сдвинуться и пропустить скорую. Но куда мы могли деть его огромный красивый автомобиль? Мы могли только постараться расступиться на пяти квадратных метрах наших машин: кто-то по 2 см поддавал назад, кто-то вперед, кто-то влево – через 5 минут таких маневров скорую выпустить удалось.


Он не один такой был, мальчик на Audi. За ним следом в поток стала ломиться ревущая «двенашка» с калужским регионом – то ли спортивная, то ли просто глушитель прохудился. Она, переодически глохнув от излишней спортивности, нервически пробивала себе дорогу в наш законопослушный ряд – еще бы, за его спиной оглушительно визжали два АМР. Но АМР не скорые, и никто не спешил расступаться. Товарищ за рулем, который, судя по внешности и корявой речи, имеет к Калуге такое же отношение, как я – к столице Узбекистана или Грузии, орал на всех терпеливо стоящих в очереди, пересыпая слова отборными ругательствами. Когда из соседнего «Крузака» его вежливо спросили, фиг ли он выперся на разделительную, он проорал в ответ: «Я не один такой!» Охренительный аргумент.


Выводов нет. Я просто не понимаю, как можно так поступать. Хорошо, что все-таки большинство не понимает. Чего бы вам пожелать, ребята, что перегораживают дорогу скорой не просто в пробке, а на выделенной полосе... Гореть в аду? К счастью, это не мне решать. Я очень искренне постараюсь пожелать вам крепкого здоровья. Чтобы ваша скорая не теряла минуты на спецполосе из-за таких вот м...ков.

Комментарии